Category: лытдыбр

roses-skull

Нотр-Дам

Я просто оставлю это здесь. Гюго всё сказал.

"Собор Парижской Богоматери еще и теперь являет собой благородное и величественное здание. Но каким бы прекрасным собор, дряхлея, ни оставался, нельзя не скорбеть и не возмущаться при" виде бесчисленных разрушений и повреждений, которые и годы и люди нанесли почтенному памятнику старины, без малейшего уважения к имени Карла Великого, заложившего первый его камень, и к имени Филиппа-Августа, положившего последний.
На челе этого патриарха наших соборов рядом с морщиной неизменно видишь шрам. Тетрил edax, homo edacior, что я охотно перевел бы так: "Время слепо, а человек невежествен".
Если бы у нас с читателем хватило досуга проследить один за другим все следы разрушения, которые отпечатались на древнем храме, мы бы заметили, что доля времени ничтожна, что наибольший вред нанесли люди, и главным образом люди искусства".
hat

Музейные безобразники

Душа поёт.

Первый раз работала с детской программой, больше внезапно было некому, и... в восторге! "Безобразники в музее" - мы безобразили, как истинные импрессионисты и их "потомки", авангардисты. И о музее говорили, и об особенностях работы импрессионистов, и пустились в квест по выставке, учились описывать картины, а потом ещё и безобразничали с работами академистов. :) О, я покажу вам потом результаты!

Это праздник какой-то. И, главное, всех есть за что хвалить, и не потому что "родители оплатили билеты", а потому что... Поверьте, есть! Шестилетный мальчик (крутой рокер и фанат футбола, между прочим) сказал у картины Лентулова: "И он плакал, потому что от лука глаза слезятся", и ты понимаешь.. ну да, так оно наверняка и было. А у картины со свинопасом Ларионова мы обсуждали, где было дело дело. Может, в горах, или на лугу, или на поле среди стогов сена. Кто-то преображает Неизвестную Крамского и подписывает "ну что вы смотрите? я просто сменила имидж!", а кто-то из мрачного морского вида Айвазовского создаёт уже совсем новую работу, яркости красок которой позавидовала бы даже Экстер.

А две Ани напомнили мне постоять между ними, чтобы загадать желание, и каждая подарила мне листок с надписью "с новым счастьем". Просто так, от души. И я считаю, что это знак, и новое счастье будет.

А даже если и не... Даже если моё собственное ушло навсегда, то остаётся главное - я могу, пусть ненадолго, делать счастливыми других. И больших, и, как выяснилось, маленьких.

Уф. :) Следующему разу, 16-го, уже радуюсь заранее.
dress2

Павлова

Раз уж мы посмотрели на Кшесинскую, можно посмотреть на Анну Павлову, невесомую, воздушную, "порхливую" Павлову.

Эту фотографию я просто очень люблю, пусть здесь особо ничего и разглядишь, кроме её красоты - "Раймонда", 1908:


Collapse )
portrait

Баленсиага в чёрном-2

В продолжении темы выставки в доме-музее Бурделя, - два видеоролика. Знающим французский будет проще, а я просто любовалась. Надо сказать, местами эти платья среди скульптур выглядят соврешенно завораживающе. И вопроса "может ли быть костюм произведением искусства" просто не возникает. Может.



erte

The Casual Vacancy

Внезапно (времени нет, а тут нашлось) прочитала "Случайную вакансию" Дж.Роулинг. И внезапно же мне очень понравилось, не могла оторваться. Пока не могу сформулировать, почему, но хочется об этом поговорить!
tudor2

Мария Стюарт

Вот тот портрет (автор неизвестен, 1560-е, музей Blairs), который некогда меня покорил, и в результате появилось любимое чёрное платье. Помню, когда я увидела готовую вышивку (а я просто заказала вышивку в духе эпохи) и оказалось, что мастера разыскали файл с портретом в хорошем разрешении и сделали такую же, чуть не расплакалась от восторга. В наше время понадобились усилия трёх людей - мастера по пошиву, мастера по вышивке, мастера по аксессуарам. Не считая моих поисков ткани. А уж тогда...

me profile

Вчера

САНЧО (потрясен): Так ведь, господа, когда все это было… Вы что, помните события столетней давности?!
АЛОНСО (снисходительно): Это наша жизнь, друг мой Санчо.
Марина и Сергей Дяченко, "Последний Дон-Кихот"


Работаю с книгой, посвящённой моде последней четверти XVIII века. Вернее, с её репринтным изданием - она была опубликована в 1913 г. И внезапно понимаю, что автора книги и ряд событий, о которых он пишет, отделяет от них немногим более ста лет. Приблизительно столько же, сколько разделяет меня и автора.

Но ведь сто лет - это так.. мало. Мало! Мы росли с ощущением, что случившееся полвека назад было вчера. При этом оно действительно было вчера. Лучший друг моего отца в молодости был литературным секретарём Чуковского. Через два года исполняется 110 лет со дня рождения моего деда-художника.
Историческое образование только усиливает это ощущение. Вче-ра. Ну хорошо. Позавчера.

ВФР, оказывается (а раньше я просто не давала себе труда над этим задуматься) была... третьего дня.