Терн (Марьяна Скуратовская) (eregwen) wrote,
Терн (Марьяна Скуратовская)
eregwen

Categories:

Куйвиэньярна

Снова взялась за перевод "Quendi and Eldar" и, не удержавшись, от авторских перемечаний прагнула в самый конец, к "Куйвиэньярне". Два часа на одном дыхании, и, как результат, перевод - все еще сырой, не отлежавшийся. Увы, перевод тех текстов, где важно скрупулезно соблюдать точность - скажем, "Руководство для переводчиков", или те же "Quendi and Eldar", напичканные лингвистической информацией, неважно сказался на переводе этой сказки. Сухо-сухо, фактически, подстрочник.

ПРИЛОЖЕНИЕ
Легенда о пробуждении квенди (Куйвиэньярна)


В "Квенди и эльдар", на с.380 сказано:
Согласно легенде, сохранившейся практически в одной и той же форме и среди эльфов Амана, и среди синдар, Три клана происходили от трех праотцов-эльфов ѕ Imin, Tata и Enel (т.е. "один", "два", "три") и тех эльфов, которых праотцы выбрали себе в спутники. Поэтому поначалу они назывались просто Minyar "первые", Tatyar "вторые" и Nelyar "третьи". Эти кланы насчитывали, соответственно, 14, 56 и 74 эльфа (из тех 144, что проснулись в начале). Эти пропорции более-менее сохранялись вплоть до Разделения.
Один вариант этой легенды сохранился - он был отпечатан на машинке с копией через копирку. На одной из копий отец написал (почти то же самое, но более кратко, было написано на другой копии): "По стилю и упрощенности представлений этот текст написан как бы в форме сохранившейся эльфийской "волшебной" или детской сказки с вкраплениями сведений о счете. В нижеследующий текст внесены исправления с обеих копий.

Пока их первые тела творились из "плоти Арды", квенди спали "в лоне Земли", под зеленой травой, и пробудились, будучи уже взрослыми. Но Первые эльфы (которых еще зовут Незачатыми, или Рожденными Эру) не пробудились все вместе. Так предопределил Эру, что каждый должен был лежать возле своего "предназначенного супруга". Но сперва пробудились трое эльфов, и были они мужчинами, поскольку мужчины эльфов более сильны телом и более нетерпеливы и предприимчивы (когда попадают в незнакомое место). Этих трех праотцов-эльфов в старинных преданиях называют Имин, Тата и Энель. Они пробудились именно в таком порядке, но почти одновременно. И от их имен, рассказывают эльдар, пошли слова, означающие "один", "два" и "три", первые из числительных*.
Имин, Тата и Энель пробудились прежде своих супруг, и первое, что они увидели - это звезды, потому что пробудились они в утреннем предрассветном сумраке. А следующее, что они увидели - это их предназначенные супруги, что спали подле них на зеленой траве. И так очаровала их красота супруг, что желание говорить тут же усилилось, и они начали "думать о словах", которыми можно было бы говорить и петь. И, будучи нетерпеливыми, они не стали ждать и разбудили своих супруг. И так случилось, рассказывают эльдар, что, пробудившись, женщины-эльфы прежде всего увидали каждая своего супруга, и любовь к супругу стала для них первой любовью, а любовь к чудесам Арды и почитание их пришли позднее.
Прошло время, и, пожив немного все вместе, создав множество слов, Имин и Иминье, Тата и Татие, Энель и Энелье покинули зеленую долину своего пробуждения и двинулись в путь. Вскоре они пришли в другую, большую долину, где обнаружили шесть пар квенди, и снова звезды сияли в предутреннем свете и эльфы-мужчины как раз пробуждались.
Тогда Имин заявил, что он самый старший и что у него право выбирать первым. Он сказал: "Я выбираю - пусть эти двенадцать станут моими спутниками". Эльфы-мужчины разбудили своих супруг, и, когда восемнадцать эльфов пожили некоторое время вместе, много слов узнали и ещё много слов придумали, они двинулись в путь, и вскоре в еще более глубокой и широкой лощине они нашли девять пар квенди, и эльфы-мужчины только что пробудились при звездном свете.
Тогда Тата заявил, что у него право выбирать вторым, и сказал: "Я выбираю - пусть эти восемнадцать станут моими спутниками". Тогда снова эльфы-мужчины разбудили своих супруг, и они жили вместе и разговаривали друг с другом, и придумали много новых звуков и более длинных слов. А затем тридцать шесть эльфов путешествовали вместе, пока не пришли в березовую рощу у ручья. Там они нашли двенадцать пар квенди, и эльфы мужчины точно так же только что поднялись и смотрели на звезды сквозь ветви берез.
Тогда Энель заявил, что за ним право выбирать третьим и сказал: "Я выбираю - пусть эти двадцать четыре станут моими спутниками". И вновь эльфы-мужчины разбудили своих супруг, и множество дней шестьдесят эльфов жили у ручья. Вскоре они начали слагать песни и стихи на музыку вод.
В конце концов все они снова отправились в дорогу. Но Имин заметил, что каждый раз они находили больше квенди, чем в предыдущий, и подумал: "У меня только двенадцать спутников (хоть я и самый старший). Я пока подожду выбирать". Вскоре они пришли в душистый еловый лес на склоне холма, и нашли там восемнадцать пар квенди. Те все еще спали. Была ночь, а небо было покрыто облаками. Но перед зарей задул ветер, и поднял эльфов-мужчин. Они проснулись и в изумлении глядели на звезды, потому что облака сдуло ветром и звезды сияли от востока до запада. И долго восемнадцать новых квенди не замечали остальных, но смотрели на огни Менель. Но когда наконец обратили они свои взгляды к земле, то увидели своих супруг и пробудили их, чтобы те посмотрели на звезды, и кричали им "элен, элен!". Так звезды получили свое название.
И сказал Имин: "Я не буду пока выбирать"; и тогда Тата избрал этих тридцать шесть эльфов себе в спутники. Они были высокими, темноволосыми и могучими как ели - от них потом пошли большинство нолдор.
И девяносто шесть квенди теперь говорили между собой, и новопробудившиеся создали множество новых прекрасных слов и искусных приемов речи, и они танцевали на склоне холма, до тех пор, пока не захотели найти себе еще спутников. Тогда все они снова двинулись в путь, пока не пришли к озеру, что темнело в сумерках. На восточном берегу над озером нависала огромная скала, с ее вершины ниспадал водопад, и звезды сверкали в пене. Но эльфы-мужчины уже плескались в водопаде, и они разбудили своих супруг. Там было двадцать четыре пары; они пока не изобрели речи, хотя мелодично пели и голоса их эхом отдавались в камнях, смешиваясь с шумом водопада.
Но снова Имин отказался выбирать, думая: "В следующий раз нам встретится больше эльфов". Поэтому Энель сказал: "Выбор за мной, и я выбираю - пусть эти сорок восемь станут моими спутниками". Сто и сорок четыре квенди долго прожили у озера, пока все не стали схожи в мыслях и в речи, и было им радостно.
В конце концов Имин сказал: "Пришло время пойти и отыскать еще спутников". Но большинство других были довольны и так. Поэтому Имин, Иминье и двенадцать их спутников отправились в дорогу и долго ходили, днем и в сумерках, по землям, где лежало озеро, возле которого пробудились квенди (поэтому его и назвали Куйвиэнен). Но более спутников они себе не нашли, потому что история о Первых эльфах пришла к завершению.
Так квенди всегда потом считали дюжинами, и долгое время 144 было самым их большим числом, так что ни в одном из их более поздних языков не было общепринятого названия для какого-либо большего числа. И поэтому так сложилось, что "Спутники Имина", или Старший Отряд (от них пошли ваньяр), были числом всего четырнадцать, и были самыми немногочисленными. А "Спутники Таты" (от которых пошли нолдор) были числом пятьдесят шесть. "Спутники Энеля" же, хотя и были Младшим Отрядом, были самыми многочисленными; от них пошли телери (или линдар), и было их в начале семьдесят четыре.
И полюбили квенди все, что они видели в Арде; зелень, что росла, и летнее солнце радовали их. Но более прочего затронули их сердце звезды, и часы сумерек в ясную погоду, после вечерней зари и перед зарей утренней, стали для них самым радостным временем. Ибо в это время, весной, проснулись они к жизни в Арде. Но линдар более других квенди с самого начала любили воду, и запели раньше, чем заговорили.

Можно сказать, что отцу удалось просто и очень красиво разрешить (хотя бы для целей этой "волшебной сказки") вопрос о том, почему эльфов называли "Звездный народ" (см. с. 417, примечание 6) - первые эльфы пробудились поздно ночью под небом, когда облака не скрывали звезды, и звезды стали их самым первым воспоминанием.
В "Квенди и эльдар" (с. 382) отец писал об "озере и водопаде Куйвиэнен", и этот момент проясняется в тексте "Куйвиэньярна": "они пришли к озеру, что темнело в сумерках. На восточном берегу над озером нависала огромная скала, с ее вершины ниспадал водопад, и звезды сверкали в пене". Так много лет спустя он вернулся к Сказанию Гильфанона в "Книге утраченных преданий" (I. 232):
Места же вокруг Койвиэ-нени, Вод Пробуждения, холмисты, и много там могучих скал, и поток, который питает эти воды, падает в глубокую расселину... бледный и тонкий ручей. Воды же темного озера уходят под землю, проникая сперва в многочисленные пещеры, а потом еще глубже, в самое лоно земли.


*[сноска в тексте] Слова в эльдарине, о которых идет речь - Min, Atta (или Tata) и Nel. На самом деле, вероятно, порядок событий был обратным: у Троих не было имен, пока они не создали язык, и им дали (или же они сами взяли) имена после того, как были изобретены числительные (по крайней мере, первые двенадцать).


Чувствую себя занудой. :)
Tags: ДжРРТ, переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments