Терн (Марьяна Скуратовская) (eregwen) wrote,
Терн (Марьяна Скуратовская)
eregwen

Category:

Juana La Loca


Хуана Кастильская с сыном, будущим Карлом V, и его сестрой
Nicolaus Alexander Mair von Landshut


Про Хуану Безумную, её сестёр и дочерей я писала неоднократно, но тексты эти были весьма краткими. И только сегодня вспомнила (shakko.ru, спасибо!), что больше года назад написала более полный вариант истории .

Хуана Безумная


      У матери инфанты Хуаны, королевы Изабеллы Кастильской, было четыре дочери, все ставшие королевами. У самой Хуаны тоже будет четверо дочерей, и все они тоже будут королевами. Вот только счастья никому из них это не принесёт...

      Старшая сестра Хуаны, названная в честь матери Изабеллой, выйдет замуж за Афонсу, наследника короля Португалии, но не пробудет замужем и восьми месяцев – супруг скончается.

      Спустя шесть лет она выходит замуж за другого португальского короля, Мануэля, который приходился Афонсу дядей. Увы, вскоре после рождения наследника, Мигеля, двадцативосьмилетняя Изабелла Астурийская умирает.

      Несколько лет спустя король Мануэль женится на родной сестре покойной супруги – Марии, третьей дочери Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского. Родив супругу за семнадцать лет брака девятерых детей, после десятых родов Мария Арагонская тоже умирает. Ей было тридцать пять.

      Самая младшая сестра, Катерина, станет супругой короля Англии Генриха VIII, первой из шести. Её судьба – отдельная, не менее печальная история.

      А пока вернёмся ко второй дочери Изабеллы и Фердинанда, инфанте Хуане. Юную девушку отправляют в Нидерланды, чтобы там она вышла замуж за сына императора Максимилиана Филиппа Бургундского.

      Кто мог представить, что этот брак подарит Габсбургам Испанию, ещё больше расширив их империю, а самой Хуану сделает глубоко несчастной?

      Ей пока только семнадцать. Она образованна, начитанна, владеет несколькими музыкальными инструментами, чудесно танцует. И ещё – Хуана хороша собой. Правильный овал лица, длинный изящный нос, пухлые губы, тёмные волосы. Принцесса ничуть не менее заслуживает прозвище «Красивой», чем её супруг, но она получит другое...

      Филипп же, единственный сын Максимилиана I, беззаботен – порой даже слишком для правителя, привлекателен и, что окажется роковым для юной супруги, знает толк в любви. Высокий, хорошо сложенный принц с орлиным отцовским профилем и длинными каштаново-золотистыми волосами пользовался популярностью у женщин. А Хуана... Ну что ж, ей придётся стать одной из многих, ведь для Филиппа этот брак чисто политический.

      Когда после страшных штормов на море Хуана наконец прибывает из Испании, то Филипп не спешит поприветствовать супругу, и встречает Хуану его сестра, Маргарита Австрийская. Правда, вскоре встреча всё-таки происходит, и тут-то и начинается трагическая история любви. Нет, не Хуаны и Филиппа. А Хуаны к Филиппу.

      Поначалу и он относится к ней весьма пылко – ведь супруга оказалась красивой, а к красивым женщинам Филипп неравнодушен. Согласно одному из рассказов об их первой встрече, увидев Хуану, он немедленно отправился с ней в спальню, откуда пара вышла только на следующий день.

      Так это или нет, ясно одно – супруг возбудил в Хуане страсть. Страсть, тем более неистовую, что он вовсе не собирался уделять внимание ей одной. Страсть безумную. Страсть, которая не покинет сердце Хуаны даже после того, как супруг навсегда покинет её саму...

      Но пока их совместная жизнь только начинается. Блестящий бургундский двор, блестящие бургундские дамы – Филиппу есть чем и кем заняться. Хуана ревнует, Хуана мучается, Хуана изводится – и изводит мужа.

      Кто знает, быть может, если бы она прощала мужу его увлечения, то отношения их были бы не так уж плохи. Но ревность Хуаны и сцены, которые она устраивает Филиппу, ещё больше отдаляют его от неё и побуждают искать встреч с другими женщинами, более спокойными и весёлыми. Хуана же страдает ещё больше, впадает в истерики ещё чаще... Замкнутый круг.

      Тем временем умирает её брат Хуан, наследник испанского престола. Наследницей становится старшая сестра Изабелла. Но перспектива иметь королеву, а не короля, не вызывает в Арагоне энтузиазма – пусть Изабелла правит только Кастилией. Но разделить не так давно объединившиеся Кастилию и Арагон означает свести на нет все усилия Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского.

      Тем временем и Изабелла Астурийская тоже умирает. Наследником испанской короны становится Мигель, сын её и португальского короля Мануэля. Но, увы, мальчик тоже умирает, а ему не исполнилось и трёх лет...

      Теперь наследницей должна стать Хуана, следующая дочь. Её и супруга вызывают в Испанию, и они отплывают туда, оставив детей (которых к тому времени было уже трое), и проводят в Испании почти год. Правда, затем Филипп возвращается обратно, а Хуана не может последовать за ним – она вновь беременна. Отплытие мужа вызывает очередной приступ ярости...

      Сразу после рождения сына Фердинанда она порывается уехать вслед за супругом, но мать настаивает на том, чтобы Хуана осталась – будущей королеве хорошо бы пожить в собственной стране. Но без Филиппа Хуане не нужно ничего. Снова истерики, ссоры с отцом и особенно с матерью...

      В конце концов весной 1504 года она всё-таки возвращается в Нидерланды – и всё это, получается, только для того, что обнаружить у Филиппа очередную любовницу! Снова ссоры, снова скандалы...

      Про Хуану будут говорить, что она прибегает к помощи колдуний, надеясь хотя бы с помощью любовных чар привязать к себе супруга. Да, истерики супруги, которую всё чаще называют безумной, вызывают у Филиппа раздражение и отторжение. Но ведь он и провоцирует их свои легкомысленным поведением.

      Более того, его грубое обращение с супругой возмущает всех, кто в курсе семейных дел этой пары, а они давно уже стали всеобщим достоянием. Но Филипп не собирается ничего менять.

      В том же 1504 году умирает Изабелла Кастильская. Теперь королевой Кастилии предстоит стать Хуане, но король Фердинанд Арагонский представляет кортесам (представительному собранию в Испании) свою дочь, как безумную, и становится при ней регентом.

      Однако Филипп Красивый не собирается уступать власть тестю – раз его жена теперь королева Испании, и раз уж её полагают сумасшедшей, то править вместо неё должен он.

      Тем временем Хуана производит на свет третью дочь, и только в 1506 году они с Филиппом наконец прибывают в Испанию, чтобы новая королева смогла вступить в права наследования.

      Начинается борьба за власть над Кастилией, борьба между Фердинандом и Филиппом. А Хуана? Королеву не принимают в расчёт – и отец, и муж выставляют её безумицей, неспособной править.

      Кто знает, чем бы это закончилось, если бы вскоре Филипп не скончался. Жестокая лихорадка приведёт к тому, что сильный двадцативосьмилетний мужчина буквально истает всего за одну неделю.

      Хуана, беременная их последней дочерью, не отходит от него. Её нервы и так расшатаны, а смерть мужа, которого она боготворит, наносит ещё один, наверное, самый страшный удар. И она даёт ещё больше поводов называть себя «Безумной».

      Что послужило причиной смерти Филиппа, точно неизвестно. Быть может, он умер от естественных причин, а быть может, король Фердинанд пожелал поскорее устранить соперника – слухи об этом пошли почти сразу же...

      Однако если для остальных это означало просто перемену в политической ситуации, то для Хуаны рухнул целый мир, который не могли разрушить годы упрёков и пренебрежения. То, что происходит дальше, столетиями вызывает удивление, а порой и ужас. Королева не разрешает похоронить супруга в Бургосе, где он скончался, а решает отправиться в Гранаду.

      Было ли это вызвано нежеланием, невозможностью расстаться с тем, кого она любила столько лет, и побыть с ним ещё немного? Или же Хуана надеялась, что супруг её ещё может воскреснуть, как нашептал ей некий монах? Или не хотела снова оказаться запертой в четырёх стенах, как уже бывало раньше?..

      Так или иначе, начинается многомесячное путешествие по Испании.

      «Ближе к концу декабря она решила покинуть Бургос, и перевезти останки супруга к месту их последнего успокоения, в Гранаду. Перед отъездом она настояла на том, чтобы самой на них взглянуть. Возражения её советников и святых отцов монастыря Мирафлорес оказались равно бесполезными. Сопротивление только обернуло её бурные чувства в неистовство, и они были вынуждены повиноваться её безумной причуде. Тело извлекли из склепа; приготовили два гроба, деревянный и свинцовый, и те, кто решался взглянуть на разлагающиеся останки, видели, что несмотря на бальзамирование, они уже мало напоминали человеческое тело. Королева не успокоилась, пока не прикоснулась к ним рукой, и сделала это, не уронив слезинки и не проявив никаких чувства. Говорят, что с тех пор как она узнала о связи супруга с фламандской куртизанкой, никто не видел несчастную даму плачущей.

      Тело затем поместили на великолепную повозку, или катафалк, влекли его четыре лошади. Сопровождали его множество священнослужителей и дворян, которые вечером двадцатого декабря вместе с королевой покинули Бургос. Она путешествовала по ночам, говоря, что «вдова, которая утратила солнце своей души, не должна отныне показываться при свете дня». Когда она приказывала сделать остановку, тело помещали в какой-либо монастырь или церковь, и отправляли там поминальные службы, как будто супруг её скончался только что. И всегда отряд вооружённых людей охранял тело, в основном, как казалось, чтобы ни одна женщина не осквернила это место своим присутствием. Ибо Хуана всё ещё ревновала ко всем представительницам своего пола, так же, как ей, увы, случалось это делать пока Филипп был ещё жив.

      Впоследствии, недалеко от Торквемады, она приказала отнести тело во двор монастыря, где, как она полагала, жили монахи. Однако это оказался женский монастырь, и она немедленно приказала отнести тело обратно, в открытое поле. Тут она остановилась на ночь вместе со всем своим сопровождением – но сперва велела вскрыть гробы, чтобы убедиться – останки её мужа в безопасности».

      И хотя королева открывала гроб только несколько раз – в последний перед тем, как встретиться с отцом – уже распространялись слухи, что она делает это каждую ночь, чтобы обнять любимого супруга. По свидетельствам некоторых очевидцев (если и вправду им можно верить), Хуана и впрямь поцеловала останки супруга, его ноги, когда гроб открыли в первый раз...

      Траурное путешествие длилось едва ли не девять месяцев. Не будем забывать, что Хуана была беременна! Спустя несколько месяцев после смерти Филиппа она производит на свет последнего их ребёнка, Катерину. Ей и предстоит стать спутницей матери на ближайшие годы – ведь это всё, что останется испанской королеве от её супруга.

      Остальные дети жили и продолжают жить отдельно. Будущий наследник обоих дедов, Максимилиана I и Фердинанда Арагонского, Карл, и сёстры Элеонора, Изабелла и Мария живут со своей тёткой Маргаритой Австрийской. Фердинанд, родившийся в Мадриде, там и остаётся.

      А Хуану отец запирает в замке Тордесильяс, где ей и предстоит провести остаток жизни. Формально она королева Испании, и останется ею до самой своей смерти, в 1555 году. Но жизнь она будет вести отнюдь не королевскую...

      Несколько комнатушек, две служанки, простая еда, никаких посетителей – да Хуане они и не были нужны. Она, словно тигрица, стережёт своё единственное сокровище, Катерину, которая и проживёт с матерью до восемнадцати лет.

      А за стенами Тордесильяса кипит жизнь. У отца Хуаны, Фердинанда, во втором браке родился сын, но умер почти сразу после рождения. Теперь Хуана становится наследницей и арагонских земель.

      Король Фердинанд скончается в 1516 году, и регентом Испании станет Карл, сын Хуаны. Он унаследует и Испанию, и Священную Римскую Империю. Впоследствии он отречётся от императорской короны в пользу брата Фердинанда, и две линии Габсбургов, их наследники, будут править этими двумя империями.

      Старшая дочь Хуаны и Филиппа, Элеонора, выйдет сперва замуж за португальского короля – того самого Мануэля, который был женат на ей тётках Изабелле и Марии, и пережил обеих. На этот раз супруга пережила его самого. Впоследствии Элеонора станет супругой Франциска I, короля Франции. Этот брак был одним из условий мира, который заключили между собой брат Элеоноры, император Карл, и Франциск – неудивительно, что последний не любил навязанную ему супругу. Детей у них так и не было.

      Вторую дочь, Марию, семнадцатилетней выдали замуж за венгерского короля Людовика (по-венгерски – Лайоша) II. Увы, через несколько лет турки захватили страну и дошли вплоть до столицы. Лайош погиб, а Мария... сбежала, прихватив казну (не будем ее винить – если бы она этого не сделала, казна могла бы достаться туркам). Больше выходить замуж Мария не пожелала, и после смерти своей тётки, Маргариты Австрийской, она тоже стала регентшей-правительницей Нидерландов.

      Третью дочь, Изабеллу, тринадцатилетней выдают «по доверенности» замуж за короля Дании Христиана II. Через два года за ней приезжает архиепископ Норвежский, чтобы сопроводить в Копенгаген.

      Брак оказался, мягко говоря, не очень удачным – у короля была любовница по прозвищу «Голубка», и он не желал даже слышать о том, чтобы расстаться с ней. Кроме того, Христиан, видимо, был не совсем нормален. После того, как за одно утро по его приказу обезглавили девяносто четырех дворян(!), короля сместили и держали взаперти – с карликом для компании.

      Самую младшую, Катерину, выдают замуж за португальского короля Жуана III, сына Мануэля I. Он приходился Катерине двоюродным братом, поскольку был сыном её тётки Марии. Сестре же Катерины, Элеоноре, тоже побывавшей супругой Мануэля, он был к тому же и пасынком. Генеалогические древа всё усложнялись и усложнялись...

      Хотя у Катерины и Жуана будет девять детей, только один сын доживёт до шестнадцати лет и успеет дать Португалии наследника. А пока маленький Себастьян, тоже «посмертный» ребёнок, как и его бабушка Катерина, будет расти, править Португалией будет сама Катерина.

      И почти всё это время, с 1509 по 1555 год, Хуана Бургундская, Хуана Кастильская, Хуана Безумная будет томиться в Тордесильясе и всё, всё пройдёт мимо неё.

      Была ли они и вправду по-настоящему безумной, сумасшедшей? Теперь уже не узнать. Сторонники безумия королевы припоминают Изабеллу Португальскую, бабку Хуаны, тоже подверженную приступам депрессии; ставят в вину Хуане некрофилию (ведь она вскрывала гроб с останками супруга несколько раз, долго не расставалась с его телом), многочисленные истерики, которые она закатывала Филиппу и окружающим. Подчёркивают, что Хуана росла мрачным, замкнутым ребёнком. Полагают, что она страдала шизофренией.

      Но где грань между нормальностью – и безумием? Что, если всё перечисленное было всего лишь проявлением нервного, вспыльчивого, ревнивого характера женщины, мнение которой окружающие не принимали в расчёт? Которую, к тому же, постоянно провоцировали? А объявить её безумной было так выгодно – и родному отцу, и любимому мужу...

      Одно не подлежит сомнению. Хуана действительно «безумно» любила Филиппа Красивого. А потому, наверное, это даже естественно, что для всех последующий поколений она так и останется Хуаной Безумной.

PS Я помню стеклянную витрину в одном из залов художественной галереи в Вене, на тёмной ткани выделяется гравюра с лицом пожилой женщины. И загадочное имя - "Хуана Безумная". Так я услыхала о ней в первый раз, ровно тринадцать лет назад.
Tags: история с иллюстрациями
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments