Терн (Марьяна Скуратовская) (eregwen) wrote,
Терн (Марьяна Скуратовская)
eregwen

Category:

Милая королева

Ах, Людовик XIV и его дамы... Целая вереница прелестниц, каждая из которых хоть сколько-то, но царила в его сердце... А ведь была всего одна-единственная женщина, которая могла бы делать это с чистой совестью. Но, увы, короли редко любят королев.

Мария-Терезия, дочь испанского короля Филиппа IV и Изабеллы Бурбон (дочери "славного короля Анри IV") родилась в 1638 году, и была последним их ребёнком. Единственным, дожившим до зрелых лет.



Маленькой принцессе будет всего шесть, когда скончается её мать, и отец женится во второй раз, на своей племяннице Марии Анне Габсбург. От этого второго брака родится ещё несколько детей, среди которых будут инфанта Маргарита Терезия и будущий король Карл II.

Казалось бы, к чему нам останавливаться на сводных братьях и сёстрах инфанты? Старший брат инфанты Марии-Терезии, Бальтазар-Карлос, умер спустя два года после смерти их матери, королевы Изабеллы, оставив сестру старшим ребёнком, а значит, наследницей короны.
Белокурая крошка, испанская принцесса, казалось бы, должна была стать завидной невестой. Она и стала бы – кардинал Мазарини с удовольствием бы женил на ней юного Людовика XIV, её ровесника. Но пока инфанта – будущая королева...



К счастью, у испанского короля есть ещё одна дочь, а вскоре появится и наследник мужеска полу, так что мечта Анны Австрийской, королевы-матери Франции и родной сестры короля Испании, может осуществиться –сын может взять в супруги принцессу из её родного дома Габсбургов.
Довольны все.. кроме молодого короля. Он как раз проливает слёзы по черноглазой красавице Марии Манчини. Но ничего не поделаешь... Прекрасная итальянка отправляется в ссылку, а Людовик – на встречу с инфантой.

Брак был заключен в июне 1660 г. во французском городке Фонтараби. Жениху и невесте – по двадцать два года. Самый подходящий для вступления в брак возраст, если подумать – уже не дети, но ещё и не зрелые люди.

Людовик, безусловно, хорош собой, и не может не понравиться поглядывающей на него украдкой невесте. что же касается инфанты...
О, сколько же будут говорить и писать о новой королеве Франции – мол, низенького роста, с габсбургской губой, нехороша собой... Неправда.
Правда то, что Мария-Терезия действительно небольшого роста – но когда это было недостатком для женщины? Правда то, что черты лица у неё определённо габсбургские, и нижняя губа действительно больше верхней – но не уродливо выпячена, а весьма мило оттопырена. А разве мужчинам не нравятся пышные розовые губы? У неё чудесный, свежий цвет лица, яркие глаза и прекрасные пепельные волосы.



Может, Мария-Терезия и не красавица, но уж, во всяком случае, не дурнушка. И Людовик это оценил. Говорят, поначалу он пришёл в ужас, увидев инфанту – но его, привыкшего к декольтированным прелестям, лёгким тканям и кружевам французской моды, удивило платье невесты, одетой согласно моде испанской – строгой и не подчёркивающей красоты женской фигуры. Но, всмотревшись в лицо, король решил, что инфанта – вернее, теперь уже королева – хороша собой.

Увы, красивую, хотя и невысокую фигурку королева всю жизнь будет портить, обладая неплохим аппетитом, но всё же в расплывшуюся дурнушку не превратится. И на надейтесь, хулители!



Впрочем, красота – всё равно не главное в семейной жизни. Тогда что же? В браке Марии-Терезии и Людовика главным, вернее, главными, окажутся прихоти супруга. Всю жизнь король будет искать новых и новых развлечений, одна красавица будет сменять другую, будут рождаться дети, кипеть страсти, разбиваться сердца, вестись борьба за место возле короля – а милая маленькая женщина всё так же будет смотреть на него с любовью. Любовью, оказавшейся невостребованной...



Говорят, королева не любила балы. Но как же было их любить, когда во время каждого бала повторялось одно и то же – глаза Людовика искали в толпе очередную красавицу.. а не её.

Говорят, она слишком много времени проводила с королевой-матерью – естественно, им обеим было о чём поговорить, тётке и племяннице, двум королевам, носившим прозвание "Австрийская". И потом, короля так часто не было рядом...

Говорят, королева была равнодушна к тому, что интересовало всех придворных – политика, литература, etc. Позвольте, а так ли уж много женщин жаждет говорить о политике? И не такими разговорами дамы удерживали Людовика около себя. Что касается литературы... Простим королеве этот недостаток.

Говорят, королева очень много играла в карты. Можно подумать, она одна... Весь двор играл. А как ещё прикажете себя развлекать?
Говорят, королева ненавидела любовниц мужа, в особенности невинную овечку Лавальер. Позвольте, а за что ей было их любить?!..

Вот мы и добрались до того, что было главной бедой Марии-Терезии. Фаворитки. Вечные фаворитки... Не одна, так другая. Говорят, что в течение первого года брака Людовик был верен своей королеве. Ах, Ваше Величество, какое редкостное великодушие с Вашей стороны... Ведь могли бы наведаться в спальню, к примеру, очередной "мазаринетки", на следующий день после свадьбы.

Но король действительно держался. А потом... Кто из нас не читал романов Дюма? Трилогия "Виконт де Бражелон" – сперва король отчаянно флиртует со свежеиспечённой невесткой, супругой брата, принцессой Генриэттой Английской, затем так же отчаянно влюбляется в кроткую блондиночку Лавальер, которую никто не считал достаточно красивой для этого...

Да, Лавальер действительно была кроткой, и её зачастую мучила совесть, что, будучи любовницей короля, она совершает страшный грех. Но, тем не менее, это не мешало ей продолжать быть рядом с королём, слушать короля, ловить его влюбленные взгляды, и, в конце концов, спать с королём, а затем рожать ему детей.

Правда, свой супружеский долг по отношению к Марии-Терезии король выполнял исправно – за двадцать три года совместной жизни у низ родилось шестеро детей. Выжил, однако, только старший – дофин Людовик. Принцессы Анна Елизавета и Мария Анна, родившееся одна за другой, не прожили и по месяцу, Мария-Терезия, тёзка матери, умерла в пять лет, Филипп-Шарль – в четыре, а Людовик-Франсуа не прожил и полугода.
Королева и дофин:




Безусловно, смерть детей каждый раз печалила и отца, и мать, но не способна была их объединить. Людовик по-прежнему исправно отправлялся на супружеское ложе, чтобы попытаться счастья ещё раз, а затем покидал его – ещё бы, ведь кроме долга у короля должны быть и удовольствия...



Мадам де Монтеспан оказалось женщиной, способной отвлечь Людовика от поднадоевшей Лавальер. О смене фаворитки королева, как водится, узнала последней. Удар оказался тяжёлым. Мадам де Кайлю писала: "Она [королева] любила мадам де Монтеспан, потому что полагала её приличной женщиной, верной своему долгу и своему супругу. Поэтому удивление Её Величества было не менее сильным, чем печаль, которую она испытала, когда обнаружила, что та вовсе не такая. Огорчение королевы только усиливалось недостатком внимания со стороны мадам де Монтеспан. Из всех любовниц короля именно мадам де Монтеспан причинила королеве больше всего горя; не только потому, что роман короля и мадам де Монтеспан тянулся так долго, не только потому, что та и не старалась хоть сколько-то облегчить боль королевы. Более всего королеву ранило то, что королева верила этой женщине и удостаивала ей своей дружбой".



О, если Лавальер почтительно относилась к своей государыне, то Монтеспан, почувствовав власть над королём, не собиралась терпеть власть королевы над собой. Будучи фрейлиной, то есть дамой, обязанной помогать королеве, она вместо этого постоянно норовила пообиднее уколоть, дойдя даже до того, что позволяла себе делать королеве замечания – мол, как долго та одевается! Кто знает, не жалела ли Мария-Терезия о тех временах, когда рядом с её супругом была женщина хотя бы тихая и скромная... Говорят, королева однажды воскликнула, имея в виду Монтеспан: "Эта шлюха доведёт меня до смерти!"



Тем временем король и рта не давал раскрыть своим дамам, если те пытались его в чём-то укорить, и пользовался всеми своими привилегиями. Однажды он так хотел взять Монтеспан с собой, что посадил её в карету вместе с королевой, а, чтобы как-то смягчить ситуацию, подсадил туда ещё и Лавальер. И карета с супругой и двумя фаворитками, бывшей и нынешней, важно ехала, а люди указывали на них: "Смотрите, три королевы!" Бедная Мария-Терезия...



А тот случай, когда во время одного из путешествий в одной комнате были вынуждены заночевать семеро – сама королева, король, его кузина, брат с супругой и Лавальер с Монтеспан? Королеве уступили единственную кровать, а сами решили спать на полу. Королева была в ужасе. Все вместе?! В одной комнате?! Любезный супруг предложил ей оставить занавеси полога отдёрнутыми, чтобы она могла наблюдать за ними. Искренне надеюсь, что королева не стала этого делать...

А Монтеспан тоже уже не была единственной. Де Субиз, де Фонтанж и другие – эти красавицы тоже привлекли к себе внимание Людовика, тем более, что были молоды, а Монтеспан старела...

Близилась ещё одна, последняя страсть короля – к воспитательнице его детей от Монтеспан, вдове аббата Скаррона, вошедшей в историю под именем "мадам де Ментенон". Близилось самое спокойное время для королевы – прозорливая дама настояла на сближении Людовика с супругой, а королева была благодарна Ментенон уже за то, что та отвлекла внимание супруга от Монтеспан.



Король начинает всё больше времени проводить с супругой, казалось бы, жизнь начинает налаживаться... Но королева заболевает. Началось всё с пустяка – нарыв под мышкой. Но оказалось, что этот вовсе не пустяк. Сейчас полагают, что, как и её тётка, Анна Австрийская, Мария-Терезия Австрийская страдала от рака.

Болезнь обострилась, королеве пустили кровь, дали сильное рвотное – а доктора тем временем ссорились между собой. Один проделывал все эти процедуры, другой полагал, что такие действия могут убить королеву. То ли он был прав, то ли просто пробил час... В июне 1680 года, в возрасте сорока двух лет Мария Терезия, бывшая инфанта испанская, а ныне королева французская, скончалась.

Всю жизнь она любила короля и пыталась добиться его благосклонности, а он порой снисходил к ней. Что ж, в этом нет её вины. Насильно мила не будешь, даже если ты очень милая женщина. Даже если ты королева.

Tags: dynasty - bourbon, dynasty - habsburgs, живопись II, история с иллюстрациями
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →