Терн (Марьяна Скуратовская) (eregwen) wrote,
Терн (Марьяна Скуратовская)
eregwen

  • Mood:

Коморр проклятый

У Герега, графа Ванна, "Земли Белого зерна", была дочь, Трифина, которую он нежно любил. Однажды прибыли к нему послы от Коморра, князя Корнуайского, "Земли Чёрного зерна", и потребовали отдать Трифину в жёны их господину. Опечалились все, потому что был Коморр великаном, к тому же самым что ни на есть злобным – таким, что все только дивились его жестокости. Когда он был ещё мальчиком, и выходил погулять, мать звонила в колокольчик, чтобы предупредить людей о его приближении. Но что самое ужасное, было у него четыре супруги, которые умерли одна за другой. И подозревали, что случилось это от кинжала, огня, воды и яда. Поэтому граф Герег прогнал послов, а сам двинулся навстречу Коморру, который приближался к его землям во главе большой армии. Однако святой Гильда пришёл в молельню Триффины, и стал умолять её предотвратить кровопролитие и согласиться на этот брак. Он дал ей серебряное кольцо, которое предупреждало бы об опасности – если бы она вдруг стала грозить Трифине, кольцо стало бы чёрным, как вороново крыло.

Весело отпраздновали свадьбу. На первый день пригласили шесть тысяч гостей. На второй день позвали бедняков, и жених с невестой сами прислуживали им за столами. Потянулись дни, и было всё вроде бы хорошо. Казалось, что характер Коморра изменился. Опустели темницы, и ничьи тела больше не раскачивались на виселицах. Но Трифина не знала покоя, и каждый день молилась у гробниц его четырёх супруг. А в это время собиралась в городе Ренне ассамблея бретонских князей, и должен был Коморр там присутствовать. Перед тем, как уехать, отдал он Трифине свои ключи, чтобы не скучала супруга в его отсутствие. Через пять месяцев он внезапно воротился, и увидел, как трудится она над детской шапочкой с золотым кружевом. Увидев это, Коморр побледнел. А когда Трифина радостно известила его, что вскоре он станет отцом, отпрянул Коморр от неё в ярости и выбежал из покоев. Трифина же увидела, как почернело её кольцо, извещая об опасности, и не могла понять, почему же всё так обернулось. Спустилась она в часовню, чтобы помолиться. Когда же в полночь поднялась она с колен, чтобы вернуться к себе, то внезапно услышала в тихой часовне некий звук, от которого дрожь дошла до сердца. Когда же отступила она в нишу, то увидела, как медленно открываются гробницы супруг Коморра, и выходят они оттуда, закутанные в свои саваны.

Побледнела Трифина от страха и попыталась убежать. Но призраки воскликнули: "Берегись, несчастная! Коморр хочет убить тебя!"
"Меня? – спросила Трифина, – но какое зло я ему причинила?"
"Ты сказала ему, что вскоре станешь матерью. А Дух зла поведал Коморру, что он падёт от руки собственного сына. Всех нас убил он, когда мы сказали ему то же, что и ты".
"Как же надеяться мне на спасение?" – воскликнула Трифина.
"Возвращайся к отцу", – ответили призраки.
"Но как мне убежать, если двор охраняет пёс Коморра?"
"Дай ему яд, которым отравили меня", – сказала первая супруга.
"А как же я переберусь через высокую стену?"
"С помощью верёвки, которой удавили меня", – ответила вторая.
"А что будет освещать мне путь в темноте?"
"Огонь, в котором сожгли меня", – произнесла третья.
"А как же выдержу я такой долгий путь?" – спросила Трифина.
"Возьми эту палку, которой размозжили мне голову", – присоединилась четвёртая.
С помощью яда, верёвки и палки, двинулась Трифина в путь – заставила замолчать пса, перебралась через стену, и пошла по дороге в Ванн, а таинственный огонь вёл её за собой.

Проснувшись на следующее утро, обнаружил Коморр, что его супруга сбежала, и, вскочив на лошадь, отправился в погоню. Несчастная беглянка, увидев, как почернело снова кольцо, свернула с дороги и укрылась в хижине пастуха. И там, в пустой хижине, где в лишь клетке у дверей сидела старая сорока, появился на свет сын Трифины. Коморр, который уже оставил преследование, возвращался домой по этой дороге, и вдруг услышал, как сорока пытается повторять жалобы бедной женщины и кричит: "Несчастная Трифина!" Поняв, что его супруга проходила здесь, он пустил пса по следу. Тем временем Трифина, почувствовав, что не может идти дальше, легла у дороги вместе со своим новорождённым ребёнком. Когда она сжала сына в объятиях, то увидела сокола в золотом ошейнике, по которому поняла, что это сокол её отца. Птица спустилась на призыв Трифины, и, отдав соколу кольцо святого Гильды, она попросила его поспешить обратно к отцу. Птица повиновалась, и, словно молния, помчалась назад в Ванн. Но в то же мгновение Коморр настиг Трифину. Расставшись со своим кольцом, она не узнала о его приближении, и у неё было время только спрятать сына в дупло дерева. И тут Коморр бросился на неё и одним ударом меча снёс её голову с плеч.

Когда сокол прилетел в Ванн, то увидел, что граф обедает вместе со святым Гильдой. Он уронил кольцо в серебряный кубок своего хозяина, который, узнав кольцо, воскликнул: "Моя дочь в опасности! Седлайте коней! И пусть святой Гильда сопровождает нас". Следуя за соколом, они приехали к тому месту, где лежало тело Трифины. А после того, как, опустившись на колени, все помолились, святой Гильда сказал телу, чтобы оно взяло свою голову и ребёнка, и отправилось с ними. Мёртвое тело повиновалось, и потрясенноё случившимся войско отправилось в путь. Но, как бы быстро ни скакали воины, безголовое тело всегда двигалось впереди, неся ребёнка в левой руке, а голову с бледным лицом в правой. И так достигли они замка Коморра.

"Граф, – позвал святой Гильда у ворот, – я привёл обратно супругу твою, такой, какой сделала её твоя жестокость, и ребёнка твоего, которого даровали тебе небеса. Примешь ли ты их под кров свой?" Молчал Коморр. Трижды повторял святой свой вопрос, и по-прежнему молчание было ему ответом. Тогда святой Гильда взял новорождённого младенца у матери и опустил на землю. Ребёнок сам дошёл до края рва, набрал пригоршню земли, и, бросив её в замок, воскликнул: "Да свершит Святая Троица правосудие!" И в то же мгновение башни замка зашатались и с грохотом рухнули, стены разверзлись, и замок обрушился, похоронив под собой Коморра и всех его сообщников. Тогда святой Гильда приставил голову Трифины к телу, возложил на неё руки и вернул к жизни, к великой радости её отца. Такова история Трифины и Коморра.

Эта легенда, как все уже, наверное, догадались - один из источников истории о Синей Бороде.
Кроме того, есть разные её варианты. Согласно одному из них, Коморр должен был погибнуть, когда сын победит его. И сын однажды победил его в игре в мяч. Тогда злобный отец отрубил ему голову, но сын, как ни в чём не бывало, поднял её и сунул подмышку. Тут-то и пришёл Коморру конец... Но такая история кажется мне всё-таки менее устрашающей, чем вышеприведённая.

А впереди - история нескольких любовниц короля Франциска I, одна из которых окончила свои дни в некоем бретонском замке, и её кончина породила ещё одну мрачную бретонскую же легенду.

И edricson, как же всё-таки правильно передать бретонское имя "Guerech"? :)
Tags: переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 65 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →