Терн (Марьяна Скуратовская) (eregwen) wrote,
Терн (Марьяна Скуратовская)
eregwen

Categories:

Лучше гор могут быть только горы

Панмонголизм! Хоть имя дико,
Но мне ласкает слух оно.
В.Соловьёв


Ночь первая
Мы едва успеваем войти в здание аэровокзала, как тут же слышим, что наш рейс задерживается, и вылетим мы не через два часа, а через пять. Можно вернуться домой, побыть там полчаса, и ехать обратное. Наверное, не стоит... Но не стоит и расстраиваться, аэропорт Шереметьево-1 – замечательное место. В отличие от ставропольского, мест в зале ожидания здесь хватает пятидесяти процентам пассажиров, а не двадцати.
***

Наконец, без пятнадцати два (ночи, ночи) мы вылетаем. Одно утешает – алматинским родственникам, которые собираются нас встречать, эта задержка даёт возможность поспать лишние пару часов.

Кстати, о часах. Сколько нам лететь? Четыре? Ах, четыре с половиной... Нет, в следующий раз, если рейс длится больше трёх часов – только бизнес-классом. И вовсе это не роскошь, а необходимость, при таком-то расстоянии. Кстати, разница во времени между Москвой и Алматы – всего два часа.. Маловато будет. :)

День первый
Первое, что я вижу, когда самолёт садится – это взметнувшаяся на юге гигантская волна. От края до края. Ах, это горы... Говорите, ориентироваться в городе легко? И правда. На юг – вверх, на север – вниз. Правильное место, не люблю плоских городов.
***

Родственники достались замечательные. Буду считать себя наполовину казашкой. По мужу.
***

Муж хватает меня в охапку и тащит по знаменательным местам детства. Большой арык (вот этот маленький и есть «большой»?!), фонтан «Семиречье» (на третий день в городе я начинаю ощущать пользу от фонтанов – они не просто украшают улицы, рядом с ними можно дышать и в жару)...

Большой арык:

А канатная дорога на Кок-тобе, оказывается, работает – и мы в красном вагончике летим навстречу горам.

Я оборачиваюсь кругом – и ахаю. Нам нужно успеть вернуться домой к обеду, времени не так много, и мы судорожно начинаем оббегать всё вокруг, не зная, куда смотреть – на север и на город. На запад и заснеженные горы. На юг и заросшие кустами холмы, по размеру приближающиеся к горам.



Фонтаны, цветы, деревья. Кажется, здесь действительно неплохо. Увы, нужно возвращаться.
***

Едем на старую дачу. Листья лимонника в Киеве к осени становятся тёмно-красными, а здесь – багряными. Улица, едущая вверх, к горам, полыхает – лимонник здесь везде.


Длинный узкий участок заканчивается на краю оврага. Где-то далеко внизу шумит река. Пахнет яблоками – неудивительно, ими засыпана вся дорожка. Собираем оставшиеся на ветках, вроде бы и немного – а получается половина огромного рюкзака.
***

Возвращаемся обратно. Сегодня день города, и на площади Республики, рядом с которой мы живём, «народные гуляние». Но даже перспектива посмотреть на фейерверк не удерживает нас от того, чтобы лечь спать во восемь по местному времени и в шесть по Москве. Что мы, салютов не видали? Правда, на следующее утро мне рассказывают, что на площади был верблюд... Вот о том, что я с верблюдом не познакомилась, до сих пор жалею. :)
***

День второй
Мы собираемся ехать в урочище Медео (кстати, вы помните, что урочище – это вовсе не обязательно ущелье, а любая географическая особенность местности), а попадаем куда выше – Чимбулак, или Шимбулак. Я впервые за много лет оказываюсь на горном серпантине, и дорожное ограждение кажется мне слишком низким. Слишком. Знаменитый каток уже далеко внизу и кажется отсюда маленьким и игрушечным...
Горы раскрашены жёлтым, красным, серым, синим и зелёным. Всюду необыкновенно красивые ели – высокие, изящные, похожие одновременно на кипарисы и растущие в Карпатах смереки. Оказывается, они называются тяньшаньскими. Ах, да, ведь Заилийский Алатау – часть Тянь-Шаня...
Нас ждёт канатная дорогая. Доехав до конца, обнаруживаешь вторую, которая ведёт ещё выше в горы. Проезд туда – четыреста тенге, обратно бесплатно. Странно. Я бы сделала наоборот. Туда – бесплатно, а вот обратно можно брать уже и тысячу, и две. :)

Горы описывать бесполезно. Они – были, они – есть, и они – будут. А я только немного полюбуюсь, мучаясь от бессилия передать ощущения.


Мы доезжаем до самого верха второй канатной дороги, но подняться ещё выше пешком не остаётся времени. Только и успеваем посмотреть на облака, насаживающиеся на вершины, и потрогать снег.


Я впервые так близко к настоящим снежным вершинам. Внизу было жарко, а здесь на нас вдруг падают странные холодные... что это, капли? Нет, идёт снег. Пусть только чуть-чуть – но настоящий. Тёплых курток у нас нет, а брать напрокат не хочется, но вокруг так красиво, что про холод как-то и забываешь.

Возвращаемся обратно. Когда через несколько часов мы едим малину, сидя под дубом в парке имени двадцати восьми панфиловцев (почти все они были из Казахстана), уже не верится, что сегодня мы были высоко в горах.

А вечером было кладбище Кенсай, тоже в горах. У мусульман, в отличие от нас, не принято убирать траву и высаживать цветы. Сухие стебли, шуршащие сухие листья, заходящее солнце. Если и лежать в земле – то вот так, высоко над городом. Под старым, низким колючим деревцем.
***

День третий
Первый автобус, второй автобус, и, наконец, подвёзшая нас Нива – мы едем к Большому Алматинскому озеру. От конечной остановки автобуса можно, наверное, пройтись пешком, но попутчики все, как один, убеждали – это слишком далеко, лучше поймайте машину. Странно, свекор, часто бывавший тут в детстве и юности, уверял, что «до трубы» обычно ходил пешком.

Можно было и пешком, но проехав шесть километров по дороге, усыпанной щебнем и камнями, мы не жалеем, что решили ехать – сэкономим силы. Старенькая Нива сильно пахнет бензином, рядом с водителем лежит большой бинокль, нас немилосердно трясёт, залитая по дороге водителем вода почему-то быстро протекает из капота в салон, и в результате мы начинаем чувствовать себя настоящими приключенцами.

Все, кто описывает дорогу к озеру, обычно говорят: «Доедете до трубы, а потом по трубе, и вы у цели». Вот и труба. Огромная, чуть меньше метра в диаметре, по которой вода из озера поступает в город.

Водитель высаживает нас, разворачивается и уезжает, а мы оказываемся в кольце гор. Справа течёт маленькая горная река (маленькая-то она маленькая, но, во-первых, очень шумная, во-вторых, большая по названию – Большая Алматинка), слева вьётся дорога вверх – можно идти по ней, но уж очень долго. Мы лучше напрямик.
***

Почему все, все, кто говорил о трубе, в том числе и свекор, употребляли только одно слово: «Пойдёте»? Почему никто не предупредил, что уместнее будет сказать «полезете», «вскарабкаетесь», «взберётесь» и т.д.? Вот спущусь и всё им выскажу. Но сначала придётся подняться. Узкая лестница с металлическими прутьями-ступеньками, потом бетон, потом камни, щебёнка, и остальные прелести.


Слева – труба, где-то далеко внизу справа шумит река (иногда она начинает шуметь слева, но, видимо, это уже не она), угол наклона – судя по тому, что нам он кажется сорокапятиградусным – не меньше тридцати. Кольца, охватывающие трубу через каждые семь-восемь метров, пронумерованы, и на какой-то момент нас пронзает нехорошее предчувствие. «Только не говори мне, что когда мы окажемся вон там, наверху, окажется труба продолжается». Цифры вроде «170» или «153» тут неспроста, и, судя по тому, что числа постепенно уменьшаются, где-то есть цифра «1», и именно там начинается труба. А раз так, то идти нам вовсе не двадцать минут, как я полагала вначале. И вообще это не называется словом «идти». :)


Да, в горы нам ещё рановато. Дыхания не хватает, и мы делаем привалы буквально каждые двадцать метров, а то и чаще. Наконец, крутизна уменьшается, и идти становится легче. «Ещё две тысячи вёдер, и золотой ключик у нас в кармане».

Теперь иногда мы выходим на дорогу, и, только если она не начинает сворачивать далеко вправо или влево, идём по ней, а не по тропкам рядом с трубой. Номера на кольцах начинают внушать оптимизм, но до конца – вернее, начала – ещё далеко.

Внезапно мы останавливаемся. Зверушка! До этого мы видели белку, а тут кто-то совсем незнакомый – размером чуть больше белки, с нежной на вид светлой шёрсткой, белой мордочкой и наполовину тёмным хвостом. Юркий, необыкновенно подвижный зверёк буквально струится с камня на камень, иногда замирая на минуту, а то и больше. Потом наконец разворачивается и ускользает по своим делам. Я долго не могу успокоиться – зверёк был необыкновенно симпатичным. И, главное, настоящим. :) Снимая его видеокамерой, мы чувствовали себя, как корреспонденты какой-нибудь передачи на National Geographic.


Ещё полчаса относительной ходьбы (а не карабканья), и мы почти у цели. Труба заканчивается у большой водокачки, и наверняка, за теми деревьями наверху уже озеро. Но нет. Значит, ещё один рывок...

Мы стоим на плотине. Позади – дорога и неподалёку от неё посёлок, который мы заметим куда позже. Слева и справа – горы. Впереди – горы с заснеженными вершинами. Но всё это совершенно неважно. Важно то, что между ними. «Чистейшая лазурь». Голубое облако. Бирюзовое зеркало.
Несколько лет назад я побывала у необыкновенной красоты озера, образовавшегося когда-то на месте кратера вулкана (дело было где-то в окрестностях Барселоны). Правильной овальной формы, с потрясающей голубой водой. Чистейшей – но почему-то непрозрачной. Много раз рассказывая о нём, я начала подозревать, что цвет его в моих воспоминаниях стал куда красивее, чем был на самом деле. Ведь не бывает такой воды!


Спускаясь к этому озеру, я поняла – не приукрашивала. Вот она, вода необыкновенного цвета и с тем же свойством: хотя она и кажется совершенно прозрачной и чистой, когда набираешь её в ладони, уже в метре от берега камни на дне не видны. Такое впечатление, что в воде плывёт голубой туман...



Мы устраиваем маленький пикник, тщательно спрятав все остатки обратно в рюкзак – ничто так не бесило по дороге, как брошенные бутылки, консервные банки и прочий мусор. Даже в этой бесподобной лазурной воде у самого берега плавает одинокий конфетный фантик. И это счастье, что одинокий.

У дальнего от нас берега на поверхности озера вдруг появляется светло-голубая полоса, которая постепенно приближается. Мы даже сперва не можем понять, что это. Минут через десять уже явно видно, что это рябь. К сожалению, мы и не подозревали, что это не просто рябь, а рябь от дождя. :) Мы тщетно пытаемся спрятаться под камнем на берегу, на котором только что по очереди изображали прекрасных Лорелей, но, к счастью, дождь оказывается коротким.


А теперь – обратно. Ооооох... Человек, встреченный нами на берегу, поинтересовался, приехали ли мы сюда, или пришли. Мы гордо ответили, что пришли пешком, чем заслужили его похвалу. Несомненно, дойдя обратно, мы будем иметь право называться не просто путешественниками, а великим путешественниками.

Надеюсь, то, что всё те же шесть километров от трубы до остановки автобуса нас подвезли пятеро весёлых молодых казахов (таким образом, всего в машине поехало пять с половиной казахов и полтора славянина), не умаляет нашего величия? :)
***

День четвёртый
Оказывается, иногда осенью идёт дождь. А мы-то совсем об этом позабыли!
***

Пытаемся купить сувениры. Кому бы подарить камчу (плётку – надеюсь, бьёт она больно)? Ага, знаем. Жене моего деверя. Пригодится.
***

Встречаемся со знакомыми (много лет по интернету, и вот теперь – «по жизни»), а через несколько часов нас передают с рук на руки ещё одним родственникам. Эти родственники тоже замечательные. Правда, про Казахстан и Россию мы говорим мало. Что с нас взять, космополитов.
***

День пятый
Едем на озеро Иссык, не путать с Иссык-Кулем. Сначала – автобусом до города Иссыка (вот интересно, Есык – это то же, что Иссык?.. Опытным путём устанавливаем, что – да, одно и то же), дальше на машине.
Горные серпантины меня все ещё нервируют. А что будет, если по этой узкой дороге кто-нибудь поедет к нам навстречу? Это потом окажется, что разъехаться там довольно легко, а пока я радуюсь, что «не сезон» и дорога пустынна.
***

Вверх, вверх, вверх, потом вниз. И снова в окружении гор – лазурная вода, пусть и не столько пронзительная, как в Большом Алматинском.


Но зрелище странное – такое впечатление, что озеро когда-то разделилось на две половины и одна из них пересохла. Вернее, превратилась в дельту маленькой реки, многочисленные рукава которой покрывают то, что, видимо, было дном озера. Мы бредём по илистой, слегка влажной почве, которая постепенно переходит в каменистую. Увы, хотя ручьи и нешироки – не больше полутора метров, перепрыгнуть, не замочив ног, не получится.

Ну, чем не "Клуб кинопутешествий"? :)


Уже потом, когда мы вернулись домой, родственники рассказывают – когда-то озеро Иссык было много больше и глубже... А потом был сель. Страшный поток воды, грязи и камней 7 июля 1963 г. почти уничтожил озеро. Но ладно бы только его – на берегу отдыхали сотни людей...
***

Для меня сель – понятие довольно абстрактное. А здесь это – если не повседневность, то «повсегодность». Оказывается, совсем недавно, в июле, через несколько дней после того, как наши родственники съездили на Алмарасан (мы там тоже были, начиная свой путь к Большому Алматинскому озеру), сель смыл часть дороги. А ещё какое-то время назад – часть улицы, по которой мы выезжали из города по пути к Медео. Недаром нам тогда встретились противоселевые заграждения:


Кто-то боится террористов, кто-то – селя и землетрясения. Но как-то же живём...
***

Вечером снова поднимаемся на Кок-Тобе. Осенний парк, город далеко внизу, коричневые холмы вокруг – благодать! Вот только металлические лавочки очень холодные.
***

День шестой
Снова покупаем сувениры, на этот раз – на Зелёном рынке. Купить, что ли, и себе камчу?..
***

Исторический музей закрыт «по техническим причинам». А не пойти ли нам в таком случае в кино?..
***

День седьмой
Встаём в шесть, в семь тридцать сбор, в восемь автобус отъезжает. Едем в Чарынский каньон.
Дорогая на Чарын длинная – около двухсот километров, ехать больше трёх с половиной часов. Но оно того стоит. Когда мы только собирались туда, нам говорили: «Побывать там – всё равно что в Штатах в Большом каньоне». Судя по фотографиям Большого каньона, и вправду похоже. Очень.

Сперва низкие холмы и степь. Заповедник, в котором, как говорят, превосходная охота. За отстрел одного архара выкладывают восемнадцать тысяч долларов. И правильно – нечего стрелять в архаров. Правда, некоторых это не останавливает – эти места по личному разрешению президента регулярно навещает некий арабский шейх, который за неделю пребывания здесь платит Казахстану пять миллионов.
***

Выходим из автобуса мы начинаем спускаться куда-то вниз... И тут открывается обещанная «Долина замков». Огромные красные скалы на фоне ярко синего неба. Мы идём по высохшему руслу реки, которое заполняется только весной.

Начало пути:

Но ни весной, ни летом сюда не ездят – и сейчас, когда только двадцать градусов, идти по сухой каменистой местности не так легко. Здесь даже скалы – и те «загорают» до черноты. А уж летом температура поднимается до пятидесяти градусов и каньон становится аналогом Долины смерти.




Рыба в профиль?

Лягушка и собака:

Древние инки на тронах:

Сфинкс:

Замки:

На склоны строго-настрого запрещено подниматься – можно сорваться самому, да ещё и вызвать камнепад, который покалечит других. Но желания близко подняться к огромным камням, которые, хотя и лежат наверху, но явно упали туда ещё откуда-то и могут продолжить свой путь дальше, на тебя, как-то не возникает. Разве что иногда.

Как он там держится?..

***

Наконец доходим до реки Чарын. Быстрая, не такая уж мелкая горная речка с мутно-зеленоватой водой.


Мы устраиваем пикник у самой воды, в зарослях боярышника и барбариса. Отдохнём – и обратно.


***

Не выдерживаем и всё-таки выбираем относительно безопасный для себя и окружающих склон. Муж взбирается, а я ехидно снимаю процесс подъёма и спуска на камеру. Наверху ничего интересного – та же степь и новая гряда. Бредём обратно. Где-то здесь должна быть тропинка наверх, ещё одна – кроме той, по которой мы пришли. Ага, вот группа, которую повели как раз по ней. Взбираемся следом за ними (ну и зачем я лажу по скалам, если боюсь высоты?..), по пути обнаружив ещё одну зверушку. Суслик?


За пять минут до этого муж столкнулся ещё с одной – только подошёл, а она пискнула и отпрыгнула. Интересно, суслики пищат? Или это был тушканчик? Это была одна и та же зверушка, или разные? Но поди разгляди животное, которое так удачно маскируется своей серо-пёстрой шкуркой под пёстро-серый склон...
***

Серые верхушки красных скал отсюда, сверху, кажутся похожими на ноги слонов. Мягкие складчатые очертания, пористая тёмно-серая поверхность.


Извилистый каньон отсюда виден едва ли не целиком. Кажется, я начинаю находить вкус в том, чтобы карабкаться куда-нибудь наверх.


***

Дорогая обратно оказывается ещё более длинной – солнце садится рано, и в семь уже начинает темнеть. Домой, домой... .Там нас ждут литры чая с молоком.

Ослики, встреченные по дороге:

***

День восьмой
Снова ранний подъём и отъезд, правда, всё на час позже. На Тургень!
***

Хм. Так я и думала. Слова «Тургенев» и «Тургень» всё-таки взаимосвязаны. Последнее означает то ли «быстрый», то ли «поселение». Мы едем на реку любоваться водопадами. Вернее, водопадом – их несколько, но дорога на все, кроме водопада под названием «Медвежий», размыта.
***

По пути заезжаем на страусиную ферму. Страусов сюда завезли пять лет назад – оказывается, местный климат, похожий на австралийский, весьма подходит для их разведения.

Огромные взрослые страусы (серые – самки, чёрный – самцы) гордо вышагивают, по балетному изящно ставя длинные двупалые ноги. Говорят, что они агрессивны, и даже сами сотрудники фермы стараются не заходить в вольеры. Но кажутся такими симпатичными... Особенно маленькие страусята. :)

Заходим с другой стороны вольера. А вот сейчас охотно верится, что страус может клюнуть – этот роскошный чернокрылый самец расхаживает с хозяйским видом и иногда пробует решётку на зуб, вернее, на клюв. Если бы не она, он наверняка бы показал наглым пришельцам, кто здесь главный.


Ну и, конечно, я не выдерживаю и тут же покупаю кучу перьев. К счастью, маленькую.
***

Тургень, в отличие от Чарына, более мелкая, и может быть именно поэтому более прозрачная. Мы устраиваем небольшой привал.


Облака похожи на только что купленные страусовые перья:


Поднимаемся вверх, к водопаду. Горы, горы, горы, скалы, река то слева, то справа, осенний лес – национальный парк, в который мы приехали, красив необыкновенно.


Но дорогая такая каменистая и обрывистая, что времени смотреть по сторонам нет – если не хочешь подвернуть ногу или свалиться в реку, приходится смотреть под ноги. А ещё эти ноги можно промочить – не всегда получается подниматься вдоль ручья, иногда приходится идти прямо по нему.
***


Говорят, водопад должен быть не менее метра высотой, под наклоном не менее сорока пяти градусов, и извергать не меньше кубометра воды в секунду. Медвежий, увы, не дотягивает, оказывается, до водопада по последнему параметру. Но, как по мне, это полная ерунда – это настоящий, пусть и не очень «объемный» водопад. Брызги, вода, падающая с большой высоты, водяная пена, маленькая радуга...


***

Обратный путь оказывается куда легче, чем я предполагала – вниз обычно идти труднее. И только теперь мы наконец можем рассмотреть окрестности дороги.


Солнце начинает потихоньку садится, и мы не спеша спускаемся. Надеюсь, никто не стащил из автобуса, пока мы тут, мой бонсай?
***

Ах, да – ещё перед подъёмом мы купили маньчжурский мох, больше похожий на миниатюрное деревце. На подставке из местных минералов (кажется, килограмма два, не меньше). Выбирале наименее разлапистый, чтобы было легче везти. Но, кажется, это последняя капля – спрашивается, как я повезу домой его, перья, большущего фарфорового китайского божка, керамику и прочие прелести?..
***

По пути назад заезжаем на форелевую ферму. Хочешь – лови, хочешь – покупай, хочешь – просто смотри на юрких прыгучих рыб. Мы делаем третье. Интересно, неужели в самом деле можно получить удовольствие от рыбалки, если стоять с удочкой на берегу узкого искусственного канала рядом с тремя десятками таких же рыбаков, причём улов тебе фактически гарантирован? (Ещё бы, ведь рыб там десятки и сотни).
***

Почти на самом выезде из парка – шестиметровая бетонно-бронзовая статуя знаменитого «Золотого человека», а через какое-то время мы проезжаем рядом с местом, где он был найден.

В боковом тайном ответвлении кургана возле города Иссык было случайно найдено чрезвычайно богатое захоронение двухтысячелетней давности, с сотнями и сотнями золотых и серебряных украшений, золотом была украшена и одежда самого «Золотого человека» – как предполагают, сына какого-нибудь местного вождя. Правда, из-за небольшого роста – менее 160 см – некоторые считают, что это женщина. Надписи на серебряной чаше, найденной там же, так до сих пор и не расшифрованы.
***

День девятый
Увы, художественная галерея закрыта, поэтому отправляемся в Исторический музей. Четыре этажа археологии-палеонтологии-золлогии-этнографии-истории, etc. Наконец-то мне удаётся рассмотреть юрту вблизи. Замечательная вещь. Может, возить в лес вместо палатки юрту? :)
Уже выходя из музея, останавливаемся посмотреть в холле фильм о Казахстане. И радостно приговариваем, видя на экране уже знакомые места: «А мы здесь были! И здесь. И здесь тоже!»
***

Вечером ужинаем с родственниками. Фраза «Полночь – казахи ложатся обедать» не так уж далека от истины. :) Потом рассматриваем старые фотографии. Пару дней назад мы услышали романическую историю – о том, как у одного казаха некий наполовину уйгур, наполовину узбек украл жену, а казах, чтобы отомстить, украл у уйгура двоюродную сестру его жены (надо полагать, к тому времени покойной? Ну или просто первой – уйгур мог украсть себе вторую). Вот эта-то самая тринадцатилетняя девушка, которую увезли в повозке, забросав сверху сеном – прабабушка моего супруга. И было это не так давно – каких-то сто лет назад, даже меньше...
***

Ночь десятая
Местный аэропорт и в самом деле хорош. Правда, спать очень хочется. :) Ничего, сейчас мы полетим на запад, а вслед нам будет двигаться рассвет. И когда-нибудь (надеюсь, скоро) мы вернёмся. Посмотреть в Казахстане есть на что!

PS В основном мы снимали на видео, фотографии - это так, приложение. Придётся осваивать монтаж. :)
Tags: в путь, фотографии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 78 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →