Терн (Марьяна Скуратовская) (eregwen) wrote,
Терн (Марьяна Скуратовская)
eregwen

Categories:

У стен дворца она пасла гусей. (с)

Одной из моих самых любимых книг в детстве была сказка "Про гномов и сиротку Марысю". Ах, Марыся... Она сидела на зелёной лужайке, а вокруг паслось семеро гусей. У меня было не семеро, а раза в три больше. Вернее, не у меня, а у сестры моей бабушки - в селе Костянтовка под Харьковом мы с бабушкой провели чернобыльское лето.

Каждое утро я выходила из белёной хатки. На мне был чёрный фартук, который я придерживала рукой - там сидели совсем ещё маленькие жёлтые гусята, которые ходили медленно, и поэтому на пастбище отправлялись "в экипаже". В руке - хворостина, которой я - "Гиля! Гиля!" - погоняла два десятка белоснежных взрослых гусей. Главное, чтобы главный гусак, птица хитрая и коварная, миновал прудик по пути на пастбище молча. Но он так и норовил "гакнуть" особым образом, и по этой команде всё моё птичье воинство ныряло в пруд, откуда я подолгу не могла их выгнать.

Правда, на пастбище мы представляли собой идиллическую картину, которую я до сих пор вижу очень ярко и как бы со стороны. Маленькая зелёная долина между холмов, залитая солнцем. Посередине - старый дуб. Под ним - девочка в пёстром платье, с книгой на коленях, а вокруг гуси - большие и маленькие. Классика жанра. И зовут меня - почти "Марысей". :) (Летняя изматывающая жара, усталость, отсутствие "выходных" - всё забылось, осталась только эта картинка).

Книга, мда.. Иногда я зачитывалась, поднимала голову - а гусей-то и нет. Хитрые птицы уже паслись в чужом огороде, и нужно было срочно вызволять их - и себя. От праведного соседского гнева. Через пару недель гуси признали меня за свою, и, когда вечером я выходила во двор, бросались ко мне со всех своих гусиных лап - щипали мне ноги (впрочем, очень аккуратно) и кричали: "Есть, есть давай! Просо где?" И хотя кричали они по-гусиному, я их отлично понимала.

Гусята подростали, и из жёлтых крох превращались сначала в неуклюжих подростков, покрытых белёсым пухом, а потом в молодых гусей. Среди них был один... нет, не совсем калека - когда-то кто-то из родичей, видимо, слишком сильно долбанул его клювом в спинку - но всё-таки более слабенький. Как могут звать гуся? Ну конечно же, Мартином. :) Правда, он был ещё маленьким, поэтому я звала его "Мартинкой". Решив кормить Мартинку отдельно, потому что остальные отталкивали его от тазика с просом, я сперва ставила таз на крыльцо, приносила туда Мартинку, ждала, пока он наестся (он забирался в тазик и стоял там в просе по своё гусиное колено), а уже потом кормила остальных. Гуси - умные птицы, спасшие Рим. Мартинка подтвердил репутацию. Уже после нескольких дней такой кормёжки он сам забирался на крыльцо, топал лапами и кричал, пока я не приходила его кормить.

Уехали мы в сентябре. И какое счастье, что до того, как всех гусей постигла их печальная гусиная судьба. Разве можно есть друзей?..
Tags: мемуар, о себе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments