Терн (Марьяна Скуратовская) (eregwen) wrote,
Терн (Марьяна Скуратовская)
eregwen

Category:
  • Mood:

Ода рынку

Она остановилась у лавки зеленщика и купила у него сирийских яблок, турецкой айвы, персиков из Омана, жасмина, дамасских кувшинок, осенних огурцов, египетских лимонов, султанийских апельсинов и благовонной мирты, и хенны, и ромашки, анемонов, фиалок, гранат и душистого шиповника, и всё это она положила в корзину носильщика и сказала: "Неси!"
И носильщик понес за ней следом, а она остановилась возле лавки мясника и сказала: "Отрежь десять ритлей мяса". Он отрезал ей, и она заплатила ему и, завернув мясо в лист банана, положила его в корзину и сказала: "Неси, носильщик!". И носильщик понес вслед за нею. А потом женщина подошла и остановилась у лавки бакалейщика и взяла у него очищенных фисташек, что для закуски, и тихамского изюма, и очищенного миндаля и сказала носильщику: "Неси и следуй за мной!"
И носильщик понес корзину и последовал за девушкой, а она остановилась у лавки торговца сладостями и купила поднос, на который наложила всего, что было у него: плетеных пирожных и пряженцев, начиненных мускусом, и пастилы, и пряников с лимоном, и марципанов, и гребешков Зейнаб, и пальцев, и глотков кади, и всякого рода сладостей, которыми она наполнила поднос, а поднос положила в корзину.


Вот он, гимн женщине на рынке из сказок "Тысячи и одной ночи". И сегодня едва ли не впервые в жизни я ходила по рынку, не считая деньги и не заботясь о том, как все донести. Это ли не удовольствие?

Греческие маслины из бочки - толстые, упитанные, сочные, мягкие и слегка сморщенные, цвета перезревшего красного винограда, взрываются во рту солёным острым соком. Нет-нет, солений не нужно, мы их делаем сами, а вот немного маринованного чеснока (бледные крупные головки) - обязательно. Гранат разламывается, показывая россыпь тёмно-красных зёрен-камней, своих тёзок. Мандарины - только не сладкие, а кисло-сладкие, с легко счищающейся огненной шкуркой, готовой брызнуть фонтанчиком эфирного масла, если сжать её в пальцах. Несколько апельсинов - немного, мы больше любим мандарины, а апельсины нужны, чтобы счистить тончайший слой пористой шкурки для цедры - завтра утром будем делать крем для заварных пирожных. И лимоны, тоже непременно тонкошкурые, бледно-золотистые, вытянутые, с острыми кончиками - класть прозрачные ломтики в черный горячий чай. А клюква, которую отмеривают стаканами, напоминает о любимом клюквенном соусе, который готовится или на воде, или на шампанском - зернисто-багровый, он похож на уваренную драконью кровь в котелке колдуна. Зелень, зелень - пышные букеты лежат сверху всех остальных покупок, чтобы не примяться. Кедровые орехи, грецкие орехи - главное, удержаться и не съесть всё до последнего орешка, а ведь их поджидают соусы и салаты. Нет, окорок не нужен - наш уже томится дома в чугунной кастрюле, в чесноке, соли и смеси специй, дожидаясь, пока вечером 31 декабря его не отправят в печь обзаводиться золотой корочкой..

Как же я люблю рынок!
Tags: quisine, quotate, гедонизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments