May 27th, 2016

crinoline

На бал, на бал!


Подробности

И если уж дресскод - 1840-1860-е, то как же не вспомнить в очередной раз Теофиля Готье и его "Моду как искусство"?

"Женщины совершенно правы, предпочитая тем узким ножнам, в которые вдевали себя их бабушки и матери, юбки широкие, пышные, объемистые, заметные. Благодаря обилию складок, расширяющихся книзу, словно фустанелла вертящегося дервиша, талия становится изящной и тонкой; просторная юбка выгодно подчеркивает совершенства верхней части тела и придает всей фигуре пленительное сходство с пирамидой. Нагромождение богатых тканей создает своего рода пьедестал для бюста и головы, которые ныне, в эпоху, когда наготе нет места в обществе, сделались наиболее значительными частями тела... Посмей мы прибегнуть при обсуждении столь современного вопроса к мифологическому сравнению, мы сказали бы, что бальные туалеты наших дам отвечают всем требованиям олимпийского этикета. Олимпийских богов изображали с обнаженным торсом; от бедер до ступней их тела были укрыты пышными драпировками. Именно в память об этом современные дамы обнажают, выезжая в свет, шею, плечи и руки. Та же мода царствует и на острове Ява, где ко двору следует являться обнаженным до пояса.

Впрочем, шутки в сторону, перестанем хвастать ученостью и скажем просто, что молодая женщина, которая, причесавшись так, как мы только что описали, облачившись в декольтированное платье без рукавов, с двойными юбками или многочисленными воланами, увлекает за собой на балу волны старинного муара, атласа или тафты, кажется нам бесконечно прекрасной и одетой как нельзя лучше; признаемся, мы решительно не видим, в чем можно ее упрекнуть".

У меня будут волны синего атласа (и я точно знаю, кто это оценит - да-да, Р., это ты!), усыпанные белыми розами. Пойду доделаю бальную куафюру из белых же роз и жемчуга.
fashion6

Дети Эдуарда

Когда-то меня пленило название цвета - "дети Эдуарда". Я, признаться, относила его появление к этакому общему интересу XIX века к условному "Средневековью", а история несчастных мальчиков, сгинувших в Тауэре, конечно, таинственна и оттого "романтична". Но ведь нередко бывал и конкретный толчок...

Читаю дневник Александра Сергеевича П., 28 ноября 1833 г.: "Вчера играли здесь «Les enfants d'Edouard», и с большим успехом. Трагедия, говорят, будет запрещена. Экерн удивляется смелости применений... Блай их не заметил. Блай, кажется, прав".

Смотрю примечания: "Les enfants d'Edouard - трагедия Казимира Делавиня, посвященная изображению жизни и убийства сыновей английского короля Эдуарда IV, совершенного по приказанию их дяди герцога Глостерского. Впервые была поставлена французской труппой в только что открытом 8 ноября 1833 г. Михайловском театре в Петербурге. Зрители сближали сюжет пьесы с убийством Павла I, однако она не была снята с репертуара".

Конечно, нужно искать самое раннее упоминание цвета, и пытаться понять, когда именно он возник, но в ту пору подобные названия обожали, а пьеса-о-которой-все-говорят вполне могла послужить источником вдохновения, и появился новый модный оттенок.