June 25th, 2015

portrait2

Два муслинделиновых, два шинероялевых

Рассматриваю "Прием приданого в купеческой семье по росписи" Пукирева:



И не могу не вспомнить Островского, "Свои люди - сочтёмся".

Устинья Наумовна. Что за вздор, золотая; уж к тому дело идет. Рада не рада – нечего делать!… Люби кататься, люби и саночки возить!… Что ж это вы меня позабыли совсем, бралиянтовые? Али еще осмотреться не успели? Все, чай, друг на друга любуетесь да миндальничаете.
Подхалюзин. Есть тот грех, Устинья Наумовна, есть тот грех!
Устинья Наумовна. То-то же: какую я тебе сударушку подсдобила!
Подхалюзин. Много довольны, Устинья Наумовна, много довольны.
Устинья Наумовна. Еще б не доволен, золотой! Чего ж тебе! Вы теперь, чай, все об нарядах хлопочете. Collapse )
portrait2

Прерванное венчание и прерванное обручение

И снова немного Пукирева. Помнится, мы тут как-то обсуждали его "Неравный брак", и, надеюсь, этот сюжет не вызовет такой острой реакции. Хотя он тоже невесёлый.



"Прерванное венчание", 1877 г. Второе название картины - "Двоежёнец". Честно признаюсь, когда смотрю очередной фильм со сценой венчания, или читаю книгу, всякий раз с ужасом жду подобного момента - "если кто-то знает причину, по которой этот брак не может состояться.." А вдруг есть она, эта причина? И сейчас назовут? И всё расстроится?

Конечно, очень жаль жену, но невесту, пожалуй, жаль ещё больше. Позор и скандал накрывают её в тот миг, когда "а счастье было так возможно". И пятно на репутации останется: "А, это та самая, у которой жених оказался негодяем?"

Пожалуй, мне было бы легче, если бы художник изобразил откровенного прохиндея. А этот вроде бы так мил! Стоит, бедняжка, потупился, за спиной жены прячется. И у жены приятное, даже, можно сказать, благородное лицо, не какая-нибудь безумная Берта Рочестер. И от всего этого ещё горше.



А это картина кисти Адриана Волкова со сходным сюжетом, только не венчание, а обручение. 1860 г.
Соблазнённая, покинутая, с ребёнком на руках, и, видимо, в сопровождении отца, девица появляется в момент обручения бывшего поклонника с богатой купеческой дочерью. И снова - а чем же виновата купеческая дочь?

Девушек жаль. Мужчины же... Ну, хоть стыдно им. И то хорошо.