September 11th, 2014

fashion2

"Миленький, вы не можете нарисовать меня также в синем платье?"



В ноябре 1833 г. состоялась премьера пьесы Скриба "Бертран и Ратон, или Искусство заговора". Действие происходит в Дании, в 1772 г. Главную роль - Марии-Юлии (Юлианы-Марии), вдовствующей королевы, исполнила мадмуазель Брокар.

А это, соответственно, гравюра, изображающая мадмуазель Б. в роли. Мода 1830-х не то что просвечивает сквозь моду 1770-х, скорее, к тридцатым просто добавили высокий парик.. ну и немного "царственности" в виде меховой отделки и орденской ленты.

Collapse )

Отказаться от модных в 1830-х пышных рукавчиков не было никаких сил! И зачем? Красиво же! Вспоминаю цитату про Аиду и шлейф.
tudor

Наследство Болейнов

Читаю "The Boleyn Inheritance", "Наследство рода Болейн" Филиппы Грегори. Увесистый том мне подарили, как сейчас помню, в 2007, и все эти годы я откладывала, откладывала...

На удивление неплохой роман. Пожалуй, один из немногих у Грегори, который мне хотелось бы когда-нибудь перечитать. Можно, конечно, придираться к мелочам - то руки в карманах кто-то греет (не было карманов), то вспомнят о хрупкой шее Анны Болейн на плахе (не было плахи, её обезглавили мечом, а не топором), но не хочется.

Рассказ ведётся от лица трёх героинь, и каждая подана так, что вызывает интерес. Умная сдержанная Анна Клевская, заложница обстоятельств, а вовсе не "тупая фламандская кобыла". Прелесть какая дурочка Китти Говард - неимоверно глупенькая, но не раздражающая, как не раздражают играющие котята. Даже если заиграются, что с них взять? Котята же. И, наконец, Джейн, леди Рошфор - супруга Джорджа Болейна, брата Анны, поспособствовавшая в своё время падению мужа и золовки, а затем и сама последовавшая по их пути. Не злобная интриганка, а опять-таки заложница своего положения и своей родни.

Словом, не стыдно в руки взять. Даже не ожидала! И мысль о том, что мне осталось ещё не меньше трети книги, радует.

PS А вот когда закончу, возьмусь за биографию леди Рошфор. Тоже, как говорят, показывающую эту даму в не самом плохом свете.