November 29th, 2005

me

(no subject)

Вернулась. И никуда не поедув течение ближайших трех недель, кроме как в Киев на рождественские каникулы. А до этого - ни-ни. Ни самолётом, ни поездом, ни машиной, ни параходом, ни вертолётом, ни на подводной лодке, каноэ, плоту, дрезине. Не поеду. Ни за что. И пусть не уговаривают. За месяц и неделю восемь городов - более чем достаточно. Finita la comedia.

Я дома!! Какое счастье!!! Вам, наверное, не понять. :)
darkred

(no subject)

Гранат в эмблеме Катерины Арагонской напомнил мне о камне гранате, и, конечно, о "Гранатовом браслете" Куприна.

Она разрезала ножницами ленту и бросила в корзину вместе с бумагой, на которой был написан ее адрес. Под бумагой оказался небольшой ювелирный футляр красного плюша, видимо, только что из магазина. Вера подняла крышечку, подбитую бледно-голубым шелком, и увидела втиснутый в черный бархат овальный золотой браслет, а внутри его бережно сложенную красивым восьмиугольником записку. Она быстро развернула бумажку. Почерк показался ей знакомым, но, как настоящая женщина, она сейчас же отложила записку в сторону, чтобы посмотреть на браслет.
Он был золотой, низкопробный, очень толстый, но дутый и с наружной стороны весь сплошь покрытый небольшими старинными, плохо отшлифованными гранатами. Но зато посредине браслета возвышались, окружая какой-то странный маленький зеленый камешек, пять прекрасных гранатов-кабошонов, каждый величиной с горошину. Когда Вера случайным движением удачно повернула браслет перед огнем электрической лампочки, то в них, глубоко под их гладкой яйцевидной поверхностью, вдруг загорелись прелестные густо-красные живые огни.
"Точно кровь!" - подумала с неожиданной тревогой Вера.
Collapse )