August 19th, 2004

me

(no subject)

Когда человек приезжает с вокзала с сумками и рюкзаками, что он должен делать первым делом? Правильно, раскладываться. Но это слишком банально и для тех, кто, приехав, остается. Я не остаюсь и потому предпочитаю складываться. Горки вещей высятся на диване, на табуретках, столах и креслах, в стиральной машине, корзинках, пакетах, на сушилках, компьютерах и шкафах, в спальне, гостиной, кухне и ванной, на компьютерах, стойках для дисков и дверях..

Пойду, пойду складываться. Боги, боги мои, яду мне, яду.. И третий рюкзак. И носильщика!

P.S. Вы бы видели нашу складную лопатку! Обзавидовались бы. :)
P.P.S. Даже жаль, что завтра придется ею землю копать.
me

(no subject)

Откуда взялись в моем кухонном шкафу этот пакет орешек кешью? Я точно его не покупала. Признавайтесь, кто подбросил? Наверняка, тот же тип, который баночку с ярко-красной краской засунул в пакет с тесьмой, а коробку со свечами на небольшом балконе спрятал так, что я дос их пор не могу ее найти.

Нашедшим - вознаграждение. :)
rose

А я все собираюсь

Ай-ай. На дне расшитой бисером сумки (теоретически - театральной, практически больше используемой на РИ) обнаруживается немного хвои и раскрошившейся листвы. Никак это двухлетней давности, еще с "Четвертой стражи"?..

Лист бумаги в чай, потом прогладить, потом на ночь под пресс. Из белоснежной дорогой бумаги для лазерного принтера получается желтый, много раз читанный пергамент. falathil, ты оценишь результаты своего совета уже на полигоне, когда я будут дарить "Атрабет" Тинголу. К тому же - там покапать на страницу воском, там прожечь, там - надорвать.. Сразу видно, манускрипт много пережил по дороге из Дортониона в Дор-ломин. И не расписать ли обложку той самой алой краской, которую я только что нашла?..

Веревок, толстых и тонких, столько, что ими можно спеленать банду грабителей или спуститься вниз с нашего балкона. Не знаю, какой из этих поступков более героический.

Кто бы мог подумать, что купленные несколько лет назад в Будапеште мягкие черные туфли наподобие мокасин будут не носиться в городе (хотя и по Буде в них было выбегано немало), а превратятся в удобную и вполне себе антуражную игровую обувь..

С горы вещей на диване уже вполне можно писать натрюморт. Соседство деревянной, отделанной узорчатой металлической каймой, шкатулки с горшком, из которого торчат деревянная ложка (Очень Большая, почти как у lubelia), рулон фольги и ножницы наверняка могло бы вдохновить какого-нибудь мастера. Правда, уж не знаю, какой школы, но явно не фламандской.

Девять метров темно-синей ткани никак не хотят укладываться в маленький пакет. Кроме того, своей длиной и цветом они так и вдохновляют меня завернуться в них и пройтись, нещадно волоча по полу - в виде шлейфа. Правда, учитывая размеры моей квартиры, сама я буду в кухне, а конец шлейфа - в гостиной. Да-а, свадебное платье у меня было со шлейфом, но, конечно, он был покороче. :) Сам отрез получил сперва кодовое название "покрывало леди Макбет", по зрелом же размышлении, дабы было ближе к тексту, был переименован в "плащ Лютиэн". Хотя на самом деле, конечно, это всего лишь "стены" дома Морвен. :)

Кажется, все вышеописанное и называется "вещизмом". Но..

Столь нежной мукой я томим,
Столь сладким жалом я ужален,
Что был бы горько опечален
Выздоровлением моим.


Пойду болеть этой увлекательной болезнью дальше. :)