Терн (Марьяна Скуратовская) (eregwen) wrote,
Терн (Марьяна Скуратовская)
eregwen

Category:

Три девицы под окном...


На самом деле не три, а пять. Лаура-Виктория, Мария, Олимпия, Гортензия и Мария Анна. Ну а если честно, то семь - еще одна Лаура и Анна Мария. Прекрасный цветник итальянок, о которых, правда, помнили бы куда меньше, если бы не Франция и классическая пара из романов Дюма - "король и кардинал". Но не Людовик XIII и Ришелье, а его сын и Мазарини. Это сестры Манчини и сестры Мартиноцци - племянницы кардинала, дочери его сестер, Джироламы и Лауры-Маргариты, которые были замужем за Лоренцо Манчини и Джеронимо Мартиноцци соотвественно. Сестры-римлянки, ставшие французскими герцогинями, княгинями и графинями.

Джулио Мазарини:



В 1647 году во Францию дядюшка привез Лауру-Викторию и Олимпию Манчини, их брата Паоло и Анну Марию Мартиноцци, а в 1653-55 приехали остальные. Сначала - о сестрах Манчини.

Самой старшей, и, увы, раньше всех умершей, была Лаура (1636-1657). В пятнадцать лет она вышла замуж за Луи, герцога Меркёр, сына герцога Вандома (герцоги Вандомские были потомками внебрачного сына Анри IV и Габриэль д'Эстре), стала матерью троих сыновей. Первый, Луи-Жозеф, станет в свое время герцогом, а потом - маршалом Франции (о нем - ниже). Второй, Филипп, аббатом, и, кстати, Великим приором Мальтийского ордена во Франции, а третий, Юлий Цезарь, стоил своей матери жизни, да и сам прожил всего три года. После смерти жены герцог Вандом уйдет в монастырь капуцинов.

Мария Манчини (1639-1726) была одной из первых возлюбленных юного короля Людовика XIV. Он даже просил разрешения жениться на ней, но получил отказ от кардинала.



В июне 1660 король женился на Марии Терезии, дочери Филиппа IV Испанского. Тем не менее, о будущем племянницы Мазарини заботился - уже будучи тяжело больным, он готовил ее брак с князем Лоренцо Онофрио Колонна, герцогом Тальяколи, князя Палиано и Кастильоне, коннетаблем королевства Неаполитанского.



25 февраля 1661 года был подписан брачный контракт, 9 марта Мазарини скончался, а 15 апреля состоялась свадьба Марии. Она прожила с мужем одиннадцать лет, а потом бежала от него. Вот еще один портрет Марии, постарше:



Но раньше, чем Марией, Людовик, говорят, увлекся ее младшей сестрой Олимпией (1640-1708). Юную Олимпию (ей было четырнадцать лет) удалили из Парижа, а в 1657 выдали замуж за принца Евгения Мориса Кариньян-Савойского, графа де Суассон. После этого она вернулась ко двору, активно участвовала в придворных интригах - весьма не любила Луизу де Ла Вальер и была одной из тех, кто сообщил о романе Людовика королеве Марии Терезии. Олимпия оказалась замешанной в деле колдуньи Вуазен (пыталась отравить Ла Вальер), вынуждена была бежать сперва в Бельгию, потом в Испанию. Умерла она в Брюсселе. Вот портрет Олимпии:



И все же самое главное - Олимпия дала истории своего сына, знаменитого полководца принца Евгения Савойского. Ходили упорные слухи, что он был сыном не графа Суассона, а самого короля Людовика, что тот отрицал. Более того, свои амбиции Евгению Савойскому реализовать при французском дворе не дали, и он предложил свои услуги австрийскому императору Леопольду I (а затем служил и его наследникам).

Так и получилось, что в начале XVIII века, во время военных столкновений Франции и Австрии, командовали враждующими сторонами два двоюродных брата, герцог Луи-Жозеф де Вандом и принц Евгений Савойский, сыновья двух родных сестер Манчини - Лауры и Олимпии.

Герцог Вандом:



Принц Савойский:



Гортензия Манчини (1646-1699) - и у нее был "роман" с Людовиком - стала в четырнадцать лет супругой маркиза де Мальере, герцога де Мазарен. Свадьба состоялась, а через десять дней Мазарини, устроивший ее, скончался. Именно мужу Гортензии он завещал большую часть своего состояния. За первые пять лет брака Гортензия родила мужу четверых детей.



Но через полгода после рождения последнего ребенка она уехала из дворца мужа и хотела узаконить разрыв. Парламент, по требованию герцога, приказал Гортензии вернуться, но летом 1667 года она бежала в Италию, где укрылась у своей сестры Марии Колонна. А в 1672 году они обе покинули Италию, поскольку та тоже хотела оставить мужа, коннетабля Неаполитанского.

Гортензия отправилась ко двору герцога Карла-Эммануила II Савойского (правнука Филиппа II Испанского, внука его дочери Екатерины), а после его смерти - ко двору Карла II. При лондонском дворе она блистала, была хозяйкой литературного салона и.. фавориткой Карла. Он обратил на нее внимание еще во Франции, и даже сделал Гортензии предложение, но Мазарини не счел тогда короля-изгнанника подходящей партией для племянницы. Теперь же Гортензия считалась одного из придворных красавиц. Ранее считалось, что это портрет Гортензии (кисти одной из английских художников), теперь его называют "Портретом неизвестной":



Говорят, что она прекрасно владела и словом, и оружием, была азартным игроком и любила носить мужскую одежду.



Муж снова попробовал вернуть ее, и, хотя французский суд признал его правоту, Гортензия осталась в Лондоне. После смерти Карла и восшествия на престол Вильгельма и Марии, она потеряла пенсию, назначенную ей Карлом, да и жизнь при двое стала совсем другой. Вот один из поздних портретов Гортензии:



Когда в 1699 году Гортензия скончалась, муж вытребовал ее тело(!), оплатил долги и почти год путешествовал по Франции с телом жены, до тех пор, пока его не убедили ее похоронить...

Мария-Анна (1649-1714), сама младшая из сестер (да-да, говорят, что она тоже пользовалась благосклонностью Людовика), стала в 1662 году супругой Годфруа Мориса де Ла Тур д'Овернь, герцога Бульонского. Вот ее портрет:



Эта семью Людовик не любил, отнюдь - слишком богатые, слишком независимые. Зато Филипп, герцог Орлеанский, с ними с удовольствием общался, особенно с сыном Олимпии и герцога, шевалье де Бульоном, который весьма невежливо назвал короля "старым помещиком, который живет в провинции со своим пожилыми любовницами". Ничего удивительного, что он постоянно было в немилости.

Мария-Анна, правда, тоже оказалась замешанной в громкое дело об отравлениях, ее обвинили в том, что она пыталась отравить своего мужа, чтобы выйти замуж за герцога Вандома. В 1680 году ее выслали и из Версаля, и из Парижа. В 1687 она навестила в Англии свою сестру Гортензию, а спустя год вернулась обратно.



У сестер было еще двое братьев - Паоло и Филипп-Джулиано. Паоло, близнец Лауры, погиб рано, в пятнадцать лет. А Филипп (1641-1707) сделал, как и его сестры, карьеру во Франции, и стал герцогом де Невер. И Мария, и Гортензия Манчини оставили мемуары.

Анна Мария Мартиноцци (1637-1672) в 1654 году стала женой де Конти, принца крови. У них было двое детей, Арман и Франсуа-Луи. Арман (ниже - его портрет) женится впоследствии на Марии Анне де Блуа, внебрачной, но узаконенной дочери Людовика XIV и Луизы де Ла Вальер.



Лаура Мартиноцци (1639-1687) вышла замуж за Альфонсо IV д'Эсте, герцога Моденского (кстати, тоже потомка Филиппа II Испанского и его третьей жены Елизаветы Валуа, как и упоминавшейся выше Карл-Эммануил Савойский, только Альфонсо был не правнуком, а уже праправнуком). Портрет Лауры:



После смерти герцога она была регентом при их сыне, Франческо II. Вот барельеф с ее изображением:



А их дочь, Мария Беатриче, стала второй супругой английского короля Якова II, брата Карла II. Так снова история завязалась в узелок - двоюродные тетка и племянница, Гортензия Манчини и Мария Моденская были, соответсвенно, фавориткой и супругой двух братьев, английских королей. Портрет Марии Моденской:



И еще один:



У них был одиннадцать детей, из которых достаточно долго прожило лишь двое, в том числе будущий король Яков III.

Что ни говори, а красавицы-итальянки добились многого.. Не стоит задаваться вопросом, стоило ли.
Tags: живопись, история с иллюстрациями
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments