Терн (Марьяна Скуратовская) (eregwen) wrote,
Терн (Марьяна Скуратовская)
eregwen

Categories:

Дом Медичи - Козимо I и его потомки


Как бы там ни было, герцогство унаследовал Фердинанд:



Он оставил по такому случаю свое "кардинальство", и женился на Кристине, любимой внучке другой Медичи, Екатерины - королевы Франции (Кристина была дочерью Клод, дочери Екатерины и Генриха II, вышедшей замуж за Шарля де Лоррена):



(К слову - Екатерина Медичи была представительницей старшей ветви Медичи. Мать Козимо I, Мария, была двоюродной сестрой отца Екатерины).

Фердинанд тоже умер внезапно, и герцогом стал его сын, Козимо II. В 1609 году он женился на австрийской эрцгерцогине Марии Магдалине, сестре императора Священной Римской империи Фердинанда II и эрцгерцогини Маргариты (которая стала супругой Филиппа III Испанского). Сколько же супруг дал Европе дом Габсбургов... Вот семейный портрет: Мария Магдалина, Козимо II и их сын:



Сестра Козимо II, Клаудиа, супруга сначала эрцгерцога Леопольда Австрийского, регента Тироля, а затем Франческо делла Ровере, герцога Урбино.



Позже она сосватает свою племянницу, дочь Козимо II, Анну Медичи, за своего сына от первого брака, эрцгерцога Карла.



У Анны и Карла было трое дочерей (мать пережила их всех), старшая, Клаудиа Фелицитата, стала женой императора Леопольда. Второй женой - первой была инфанта Маргарита. Как и ее предшественница, Клаудиа умрет совсем юной - в двадцать три:



А вот еще один ее портрет - так напоминающий один из портретов Маргариты, уже в замужестве. Один автор, скорее всего:



Но вернемся к Козимо II - он умирает молодым, и до тех пор, пока его сын, будущий Фердинанд II, не достигает совершеннолетия, за него правят Кристина де Лоррен и Мария Магдалина, бабушка и мать.

Двадцатилетний Фердинанд, когда во Флоренции в 1630 году начнется чума и большая часть знати сбежит из города, останется там со своими братьями помогать людям. А его наставником был Галилео Галилей.

Вот его портрет в чалме:



А вот портрет его супруги, Виттории делла Ровера (после которой остались десятки портретов, изображавших ее то богиней, то святой, то Мадонной):



Можно, конечно, продолжить, хотя про последних Медичи и их семьи не хочется и рассказывать - будут еще Фердинанд и Козимо, "третьи". Будет сын Козимо III и француженки Маргариты-Луизы Орлеанской, дочери Гастона Орлеанского, брата Людовика XIII - Жан-Гастон. Мать его до замужества, по всей видимости, имела любовника, собственного кузена, и была более чем равнодушна к мужу (на какое-то время ее даже отослали от двора, поскольку она слишком уж часто отказывалась делить постель с Козимо). Женщина, пытавшаяся спровоцировать выкидыш, а во время третьей беременности, как раз Жаном-Гастоном, пытавшаяся уморить себя голодом, женщина, равнодушная не только к мужу, но и к детям - когда Жану-Гастону исполнилось четыре года, она уехала обратно во Францию и больше не возвращалась:



Правда, Маргарита-Луиза писала мужу письма, но лучше бы она этого не делала: "Не проходит ни часа, ни дня, чтобы я не пожелала - пусть бы тебя кто-нибудь вздернул". Пусть у Козимо был мрачный характер, пусть он и сам не стремился близости с женой, опасаясь, что это подорвет его здоровье, но вряд ли он заслуживал такого. Тем более, что до конца жизни Маргарита-Луиза жила на пенсию, выделенную ей мужем (когда она скончалась, то все имущество завещала дальним родственникам - но не собственным детям).

Нет, лучше останемся тут, в веке 17-ом - в 1737 умрет Жан-Гастон, у которого не было наследников мужского пола, последний из Медичи:



А в 1743 умрет Анна Мария Людовика, сестра Жана-Гастона. Последняя из Медичи:

Tags: живопись, история с иллюстрациями
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments