Терн (Марьяна Скуратовская) (eregwen) wrote,
Терн (Марьяна Скуратовская)
eregwen

Categories:

"Она будет счастлива"

Продолжаем читать Панаева.



Мари-Жозефина, герцогиня Эльхингем, Ари Шеффер, 1832 г.

Она в самом деле очаровательна!.. Вы загляделись бы на ея темные, роскошные волосы, иногда упадающие прихотливыми локонами на мрамор груди, иногда лежащие на лбу гладкими, шелковистыми тесьмами; на ея брови, будто проведенныя тонкою, изящною кистью художника; на ея губы тонкия, розовыя, в которыя бы так роскошно впился поцелуй; на ея черные глаза... Но эти глаза, кажется, преследовали бы вас, как ваша собственная тень, как судьба ваша, если бы вы хоть один раз взглянули в них. Они выражали ту неизяснимую прелесть детскаго простодушія, которую всегда так отрадно, но так редко встречаешь в женщине, и между тем томились огнем страсти, заверяли в существовании земного блаженства...
Она в самом деле была очаровательна. хотя бледность, может быть, слишком резко покрывала лицо ея, хотя в ея приемах не было этой аристократической, величавой недоступности, которая так нравится многим. Правда, она и не принадлежала к аристократическим гостиным Петербурга; для ея личика, нежнаго, идеальнаго, был бы тяжел сиятельный венец. Ея красота не нуждалась в мишурном блеске, который слепит толпу; она не бросалась в глаза, но говорила душе...
Она была очаровательна и в простом утреннем пеньюаре, когда ея длинную шелковую косу едва придерживала небольшая гребенка, когда ея дивный, роскошный стан и лебединая грудь скрывались под длинною шалью, когда ея маленькая ножка не сжималась башмаком, а покойно лежала в бархатных туфлях...
Она была еще очаровательней в зале, когда летала под лад музыки, едва касаясь паркета, и белый эшарп, будто сотканный из воздуха, обвиваясь около ея шеи, развевался тенью облака вокруг нея.
Многие называли ее кокеткой, но эти люди не понимали различия между заученным кокетством и простодушною игривостью характера. Она не умела быть притворною; она никогда не была под маской, она не скрывала ни грусти, ни веселья, из приличия, из познаний светскости. Она покорялась вполне состоянию души: или веселилась с детским самозабвением, или открыто скучала... Вот почему некоторыя женщины из общества, к которому принадлежала она, собираясь иногда в длинные зимние вечера за круглым столом и, от нечего делать, критически перебирая своих знакомых, завистливо повторяли об ней: "она такая простенькая!" Вот почему дамы высшаго круга, или, как говорят теперь, "высшаго полета, которыя тогда видали ее в гостиных, спускаясь из милости с своей недоступной высоты одною ступенью пониже, тоном отличающаго их равнодушия, смешаннаго с жалостью, говорили: "она была бы не дурна, но в ея манерах такая мещанская откровенность!"
Tags: живопись VI, книги - И.Панаев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments