Терн (Марьяна Скуратовская) (eregwen) wrote,
Терн (Марьяна Скуратовская)
eregwen

Categories:
  • Mood:
Опрос haallan о "самом страшном фильме" напомнил мне "самую страшную историю". Итак, давным давно..

Этой самой историей подруга Вета дразнила меня задолго до того, как все-таки ее рассказала. Таинственная история "про Архангельскую деревеньку" то и дело упоминалась в разговорах, но всякий раз, когда я просила подробностей, Вета отказывалась - мол, сейчас не могу. Но, наконец, когда мы большой компанией праздновали мой первый отъезд в Будапешт (вернее, не праздновали, а оплакивали, но это мелочи), Вета решилась. Оставив всех сидеть при свечах и обсуждать возможную постановку "Саломеи", мы вышли в глухую ночь. Как объснила Вета, историю можно было рассказывать где угодно, но только не в доме - только потом я поняла почему. На соседней улице - а живу я в самом центре Киева, где тогда активно шел капитальный ремонт множества зданий - мы вошли в какой-то двор, все дома вокруг которого были нежилыми.

Ночь. Черные пустые окна. И замечательное вступление рассказчика: "Ну, про девушку с альпинистскими крючьями вместо рук я тебе рассказывать не буду". Как потом оказалось, самой истории не было, это просто присказка для создания соответствующей атмосферы (уже на этом месте я почувствовала, что пусть лучше моей "атмосфэрой" будут "вино и мужчины", как у Черной моли). Потом последовала в меру триллерная история "про красные камешки", в которых фигурировал кто-то, разорванный медведем и превратившийся потом в эти самые красные камешки, которые ни в коем случае нельзя было собирать, непослушных геологов, которые все-таки их собрали и медведя, который потом всю ночь к ним ломился. Кажется, у этой истории все-таки был хэппи-энд, то есть настал рассвет и медведь убрался. Ну и замечательно. Люблю хэппи-энды.

И, наконец, мы дошли до того, ради чего и вышли в два часа ночи гулять при луне - история про "Архангельскую деревеньку". Тут-то и выяснилось, что речь совсем не о деревеньке архангелов, как почему-то предполагала, а о деревеньке в Архангельской области (или губернии - уже не помню, когда именно происходило действие). Некий старичок, зима, маленькая церквушка, старичок уходит оттуда на лыжах домой, вдруг оборачивается и видит в церквушке свет, решается вернуться, заглядывает в окно и видит..

И тут тишину прорезал вопль, как пишут в романах. Вопила Вета. Вопила так, что по всему кварталу начали лаять собаки. Знаете, это было страшно. Настолько страшно - ночь и дикий крик - что мне ничего не осталось, как броситься на шею к единственному живому существу, то есть самой рассказчице, и дружно заорать вместе с ней. :) Может, я бросилась бы к кому другому, но кого другого в этот момент не случилось.

Переведя дух, Вета спросила: "Теперь ты понимаешь, почему это историю нельзя рассказывать в квартире?" А потом, когда мы, пошатываясь, отправились домой, удивлялась нестандартности моей реакции, гордо сообщая, что эта история в ее исполнении свалила наземь - в буквальном смысле - нескольких здоровых мужиков. Что ж, я их понимаю. :)
Tags: мемуар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments