Терн (Марьяна Скуратовская) (eregwen) wrote,
Терн (Марьяна Скуратовская)
eregwen

Арбелла Стюарт

До появления Арбеллы на свет было ещё далеко, а на ткацком станке истории нити тесно сплетались одна с другой, готовясь к рождению девочки, которая могла стать королевой Англии, но так и не стала...
Прабабка Арбеллы, сестра Генриха VIII Маргарита Тюдор, была замужем дважды. В первый раз – за королём Шотландии Яковом IV. От этого брака родится будущий король Яков V, который, в свою очередь, станет отцом знаменитой Марии Стюарт, королевы, которая окончит жизнь на плахе.



Овдовев, Маргарита Тюдор станет супругой Арчибальда Дугласа, графа Ангуса, и от этого брака родится дочь, которую, в честь матери, тоже нарекут Маргаритой.
У Маргариты Дуглас, графини Леннокс, будет двое сыновей.
Старший, Генрих Стюарт, станет вторым мужем своей кузины, королевы Марии Стюарт (их сын Яков сперва станет королём Шотландии Яковом VI, а, после смерти английской королевы Елизаветы, и королём Англии).
А младший сын, Чарльз... Это и есть отец нашей героини.
Итак, Арбелла была правнучкой английской принцессы и шотландской королевы Маргариты Тюдор; племянницей шотландской королевы Марии Стюарт; кузиной короля Шотландии, а потом и Англии, Якова. О, у Арбеллы была прекрасная родословная... которая и сделает её несчастной.
А началось всё с того, что Бесс (Елизавета) Хардвикская, графиня Шрусбери, пригласила леди Маргариту Леннокс и её сына Чарльза погостить в Руффордском аббатстве.
Бесс была замужем четырежды. Дочь небогатого сквайра поднималась по ступенькам социальной лестницы всё выше и выше, и постепенно стала одной из самых известных и богатых дам Англии. Все её дети к моменту начала нашей истории были уже женаты или замужем, и можно не сомневаться, что Бесс постаралась устроить для них самые блестящие браки из возможных. И только самая младшая дочь, двадцатилетняя Елизавета, была ещё свободна. Пока. Свободен был и их девятнадцатилетний гость, Чарльз Стюарт...
Говорят, что по прибытии леди Леннокс сказалась больной, а графиня Шрусбери принялась за ней ухаживать. Их дети оказались предоставленными самим себе... Впоследствии обе дамы рассказывали, что всё дело было во внезапно вспыхнувшей между молодыми людьми любви. В самом деле, почему бы и нет?
А поскольку они успели не только влюбиться друг в друга, но и «осуществить свою любовь», Елизавету и Чарльза пришлось срочно обвенчать.
Но, может, всё дело было в том, что Чарльз Стюарт был совсем не так уж далёк от возможности занять шотландский трон? В сущности, между ним и троном стояли только его сводная кузина и одновременно вдова его брата, королева Мария Стюарт, и её сын Яков.
Более того, ведь королева Англии, Елизавета, бездетна, а Чарльз, как и она – прямой потомок короля Генриха VII...
Одним словом, завидный жених. Впрочем, невеста немногим хуже, ведь Елизавета – дочь графини Шрусбери, богатством с которой могла померяться только сама королева Англии.
Итак, политический расчёт налицо. А как же любовь? Отчим новобрачной, граф Шрусбери, так писал всесильному Вильяму Сесилу, министру королевы Елизаветы: «Они настолько привязаны друг к другу, что не могут разлучиться. Молодой человек так влюблён, что без неё заболеет».
Быть может, любовь и на самом деле возникла. Если так, то окружающие, куда более умудрённые жизненным опытом, чем юная пара, просто воспользовались ею.
Королева Шотландии этот брак одобряет. Королева Англии в ярости. А поддержка шотландки ещё больше выводит англичанку из себя – в Марии Стюарт Елизавета и так видит постоянную угрозу для себя и своего трона, а тут ещё этот брак, дети от которого встанут в очередь возможных наследников Елизаветы...
Правда, впоследствии, когда Мария Стюарт, сама претендовавшая на трон Англии, поймёт, что Бесс Хардвикская недаром хотела породниться с людьми, в жилах которых течёт королевская кровь, и готовит к этому трону свою внучку, отношения между дамами, естественно, обострятся.
Но это будет потом, а пока брак только что состоялся. Королева Елизавета подозревает, что здесь кроется очередной заговор с целью свергнуть её с трона, и матери молодожёнов попадают в Тауэр.
Бесс Хардвикская, графиня Шрусбери уже была там до этого дважды – в частности, когда скрыла от королевы Елизаветы брак Катерины Грей. Как грустно она пошутит, «трижды меня бросали в тюрьму, и не за государственные измены, а за дела, связанные с любовью». Бесс лукавила – уж ей ли было не знать, что в те времена вопросы любви и брака были так тесно связаны с политикой, что свадьбу от обвинения в государственной измене отделяли порой всего несколько шагов?..
Но вскоре обеих матрон всё-таки выпустят, а молодожёны тем временем поселяются в доме Ленноксов.
Елизавета, новоиспечённая графиня Леннокс, ожидает ребёнка. Когда именно она разрешилась от бремени, неизвестно. В ноябре 1574 состоялось венчание, а в ноябрьском письме 1575 года леди Леннокс пишет письмо королеве Марии Стюарт, в котором упоминается «наша маленькая девочка».
Итак, это была девочка! Какое разочарование, должно быть, для честолюбивой графини Шрусбери... Но не для королевы Елизаветы. Наоборот, если бы родился мальчик, то это означало бы, что появился ещё один более вероятный претендент на престол.
Если в начале правления Елизаветы были шансы на то, что королева выйдет замуж, и подарит королевству наследника, то с годами стало ясно, что этому не бывать. А, значит, трон предстоит унаследовать кому-то из потомков тёток Елизаветы, сестёр её отца Маргариты и Марии Тюдор.
Королевский дом Шотландии, а именно, королева Мария Стюарт и её сын Джеймс, были потомками Маргариты. Сёстры Грей, ещё одни вероятные наследницы, были потомками Марии.
А теперь на свет появилась ещё одна девочка, пусть и далеко не первая в этой очереди на английский трон, но, тем не менее, стоявшая в ней.
Маргариты, Марии, Елизаветы... Эти имена повторялись и чередовались в семействах Тюдоров и Стюартов, и носительниц этих имён немудрено спутать между собой. А вот Арбелла (Арабелла – латинизированная форма этого имени) была одной единственной.
Итак, Арбелла Стюарт. Она пока ещё совсем крошка, но, тем не менее, наследница Стюартов и Тюдоров, и семья, а, точнее, бабушка, Бесс Хардвикская, не даёт об этом забыть ни самой девочке, ни окружающим.
Сохранился портрет, на котором изображена маленькая Арбелла. Ей нет ещё и двух лет. Золотисто-рыжие волосы, роскошное, в золотистых же тонах, расшитое цветочным узором платье, нарядная кукла, которую девочка сжимает в руках... А на шее – тяжелая тройная цепь с медальоном, на котором выгравирован девиз Ленноксов: «Вытерплю, чтобы достигнуть цели».



Перед нами – графиня Леннокс. Да-да, двухлетняя графиня, которая должна была унаследовать титул после смерти отца. У Чарльза Стюарта были больные лёгкие, и он скончался всего через полтора год после своей свадьбы.
Вскоре умирает и леди Леннокс, причём смерть её была такой внезапной, что вызвала слухи об отравлении. Правда, пожилая больная женщина давно уже никому не мешала...
После смерти отца и бабки маленькая Арбелла должна была унаследовать не только титул, но и земли, и драгоценности. Однако в действительности наследства она так и не увидела. Титул и земли в Шотландии юный король Яков, сын Марии Стюарт, передаст своему кузену и фавориту, в казну Якова отправятся и фамильные драгоценности, а земли в Англии приберёт к рукам королева Елизавета.
Через несколько лет умирает и мать Арбеллы, графиня Елизавета Леннокс. Шестилетняя девочка осталась бы совсем одна – если бы не её бабка, мать Елизаветы, Бесс Хардвикская.
Ещё до смерти матери Арбелла переезжает к Бесс, и с этого времени начинается их долгая совместная жизнь. С суровой, властной, вспыльчивой Бесс было нелегко. Однако о девочке, которую она называла «моё сокровище», Бесс заботилась.
Её внучка, возможная наследница английской короны, должна иметь всё самое лучшее, и Арбелла получает воспитание, вполне достойное той, в чьих жилах течёт королевская кровь.

Возможно, это тоже Арбелла, портрет приисывается Дж.Говеру:



И хотя она ещё ребёнок, Бесс начинает подумывать о будущем замужестве внучки. Брак с лордом Денби, сын Летиции Ноллис (племянницы королевы Елизаветы) и графа Лестера, фаворита королевы, кажется и Бесс, и графу весьма удачной партией. Однако двухлетний Роберт, лорд Денби, умирает, так, в сущности, и не успев стать женихом восьмилетней невесты.
Возникает ещё один план, и на сей раз Бесс метит уже куда выше – выдать Арбеллу за её кузена, короля Шотландии. Однако из этой затеи тоже ничего не выходит, а королева Елизавета строго отчитывает Бесс – отныне той запрещается вмешиваться в вопросы замужества Арбеллы.
Но строгая бабка – не единственный человек, который оказывает влияние на подрастающую девочку. Она много общается с четой Тальботов – сестрой своей матери Марией и её супругом Гилбертом, а также их дочерьми, Елизаветой, Марией и Алтеей. Кроме того, у Арбеллы есть ещё одна тётка. И это – сама королева Мария Стюарт...
Увы, неизвестно, сколько времени они провели вместе, и насколько часто общались – никаких документальных свидетельств не сохранилось. Но четвёртый супруг Бесс Хардвикской, граф Шрусбери, был «опекуном» королевы, когда та жила в заключении в Англии (именно поэтому в своё время и началось тесное общение Бесс и Марии Стюарт).
И весьма вероятно, что королева Шотландии не раз встречалась – во всяком случае, до того, как поссорилась с Бесс – с маленькой Арбеллой, которая одновременно была и племянницей её покойного супруга, и её собственной родственницей. И именно Арбелле Мария Стюарт оставит свой молитвенник, давным давно привезённый ею из Франции. Во Францию он и вернётся – много лет спустя Арбелла отправит его туда собственному супругу, как знак своей любви.
Но вскоре Мария Стюарт взойдёт на плаху, и этак казнь приблизит двенадцатилетнюю Арбеллу к английскому трону на ещё одну ступень. Опасная близость...
Тем более, что теперь Арбелла в первый раз приезжает ко двору. Это станет тем самым временем, когда девочка и осознает, что именно она из себя представляет, и будет вынуждена учиться жить в мире, где было немало лести и фальши. Забегая вперёд, скажем – так и не научилась.
Итак, возможная наследница королевы (Марии Стюарт нет в живых, как и Катерины Грей, а дети Катерины считаются рождёнными вне брака) начинает понимать свою значимость. Однако, как покажут дальнейшие события, образованной, умной, гордой Арбелле всю жизнь не хватало одного весьма важного качества – умения правильно оценить своё положение, особенно относительно других людей.



Иначе, наверное, во время своего второго визита в Лондон в 1588 году, когда королева и её дамы отправились в церковь, двенадцатилетняя Арбелла не стала бы настаивать, что её место – впереди всех остальных леди. Королева была так возмущена, что отослала Арбеллу и вернула её ко двору только через два года.
Её Величество пока что предпочитала держать Арбеллу подальше от двора. Помимо прочего, Елизавете было не очень приятно наблюдать, как рядом с ней, стареющей с каждым годом и всё чаще отворачивающейся от зеркал, растёт юная преемница.
Правда, эта самая юность теперь вполне могла послужить политическим целям королевы. Ведь Арбеллу можно выдать замуж – недаром Елизавета так возмущалась попытками Бесс Хардвикской сделать это самостоятельно – и кому только не обещали её руку!
Одним из возможных женихов был Ранунцио Фарнезе, сын герцога Пармского. Когда эта идея возникла в первый раз, в 1587 году, её кузен, шотландский король Яков, так обеспокоился, что потребовал, «дабы леди Арбеллу не выдавали замуж без согласия короля». Через три года переговоры возобновились, и кто знает, чем бы они закончились, если бы герцог Пармский не скончался. Что ж, Арбелла не вышла замуж в очередной раз...
В тем временем королева напрасно рассчитывала, что пребывание Арбеллы подальше от двора будет гарантией того, что та не окажется в центре какого-нибудь заговора. Для заговоров участие Арбеллы вовсе не требовалось – она могла быть пассивной фигурой. И таких заговоров – с целью похитить Арбеллу и возвести её на трона Англии – будет несколько. Что, конечно, вовсе не усиливало симпатий королевы, пусть сама Арбелла была и ни при чём...
Начинается последнее десятилетие шестнадцатого века. Арбелла уже пятнадцатилетняя девушка. Сохранился её портрет в полный рост, относящийся как раз к этому времени. В глаза бросается белоснежное, относительно простое, но элегантное платье. Шею обвивают несколько длинных нитей крупного жемчуга, жемчугом же украшены запястья и причёска. Всё это – белое платье, жемчуг, наполовину распущенные волосы – символы чистоты, и призваны засвидетельствовать невинность юной леди.



Придворный художник Николас Хиллиард напишет ещё несколько миниатюр, изображающих леди Арбеллу, так что вся Европа знает, как выглядит возможная наследница королевы Англии. Все знают её в лицо, но мало кто подозревает, что таится у неё в душе.



Для всех, и в первую очередь для своей бабки, Бесс Хардвикской, Арбелла – довольно привлекательная шахматная фигурка, которую постоянно двигают так, чтобы она достигла противоположного края доски и стала королевой. Но принадлежность к слабому полу уменьшает её шансы, а принадлежность к королевской семье ограничивает возможности обзавестись семьёй собственной.
Быть может, именно тогда, живя вместе с Бесс в дворце Хардвик-холл, Арбелла и чувствует, как постепенно начинает нарастать внутренний протест. Её растили в расчёте на то, что рано или поздно она взойдёт на трон, но пока она просто живёт вдали от столицы, ведя тихую, куда более спокойную, чем, быть может, ей хотелось бы, жизнь, и чувствуя себя, словно в клетке. Да так оно, в сущности, и было. Самыми главными «тюремщицами» Арбеллы, тщательно следящими за тем, чтобы она не сделала шаг в сторону, были её собственная бабка – и, конечно же, сама королева Елизавета.
Да и клетку эту нельзя назвать «золотой». Позднее венецианский посол описывал Арбеллу, как женщину «выдающейся красоты, одарённой множеством талантов, среди которых – знание латыни, французского, испанского, итальянского, не говоря уже о родном английском. Её идеи возвышенны, поскольку воспитывали её в убеждении, что она унаследует корону». А дальше добавляет, что Арбелла всегда жила вдали от Лондона и «в бедности». И речь идёт о внучке самой богатой женщины Англии!
Да, Бесс заботится о ней, и даже тщательно вписывает в завещание «хрустальный кубок из ляпис-лазури» и «драгоценности, кроме тех, что завещаны другим», но, тем не менее, сумма, которую она собирается оставить «нежно любимой внучке», незначительная, учитывая размеры состояния. Почему?..
Быть может, Бесс считает, что это будущий супруг должен обеспечить достойную жизнь её внучке, а не сама старая бабка? И в очередной раз она обращается к королеве с просьбой выдать Арбеллу замуж... Но, кажется, и Бесс, и сама Арбелла уже почти потеряли на это надежду.
Ведь годы идут, и положение Арбеллы становится всё более и более неясным. Ещё ведутся переговоры о возможности брака с тем или иным иностранным принцем (то с братом наследника Священной Римской империи, то с племянником французского короля, то даже с бывшим кардиналом, братом Папы Римского, которого тот специально освободил от духовного сана), ещё маячит впереди корона Англии, но многим уже становилось ясно, что наследником Елизаветы будет король Шотландии, а леди Арбелла... Ну что ж, пусть живёт себе в Хардвик-холле, как и раньше.
В такой неопределённости Арбеллу будут держать вплоть до самой смерти королевы. И, быть может, именно это, столь длительное ожидание короны и толкнёт её на необдуманные поступки. В год смерти королевы Елизаветы, в 1603 году, Арбелле будет двадцать восемь – всё её детство, юность и почти вся молодость прошли под знаком ожидания!
Более того, Арбелла Стюарт выросла в мире, где замужество рассматривалось как единственная возможная «карьера» для женщины. Разве что королева-девственница смогла сломать эту традицию, но ведь на то она и была королевой. А Арбелла так и не получила ничего из того, к чему её готовили с детства – ни короны, ни супруга.
В конце концов терпение Арбеллы подходит к концу. Как сама она потом неоднократно повторяла, всё, что ей было нужно – это «немного обыкновенной свободы». А свобода от надзора Бесс Хардвикской, да и королевы, могла достаться ей только одним способом – если бы Арбелла вышла замуж.

Портрет работы Маркуса Гирертса:





Она сама выбирает себе супруга. Вряд ли Эдуард Сеймур, который был младше Арбеллы на одиннадцать лет, интересовал её сам по себе. Да они никогда и не встречались лично. Но то, что Эдуард был сыном лорда Бичема, то есть внуком Катерины Грей, и, соответственно, праправнуком Марии Тюдор, сестры Генриха VIII, и в нём тоже текла королевская кровь – вот что было важно для Арбеллы! Правда, брак Катерины Грей со старшим Эдуардом Сеймуром, графом Хертфордом, так до сих пор и не был признан законным, так что никто из их потомков, младших Сеймуров, даже не рассматривался королевой в качестве претендентов на престол. Королевой – нет, а вот окружающими – вполне.
Да, худшего жениха Арбелла вряд ли могла себе избрать. Нет-нет, дело не в самом юном Эдуарде – а в фамилии, которую он носил. Пожалуй, мало какая семья причиняла Тюдорам столько хлопот, сколько Сеймуры. Мало того, что сорок лет назад леди Катерина Грей, дальняя родственница Арбеллы, попыталась выйти замуж без согласия королевы, да ещё за Сеймура, так теперь и Арбелла повторяет эту ошибку...
Более того, заключи она брак с кем-нибудь Сеймуров – со старшим сыном лорда Бичема Эдуардом, или с младшим, Вильямом, или даже с самим лордом Бичемом или его младшим братом Томасом (лорд Бичем и его брат – те самые сыновья несчастной Катерины Грей, которых она родила в Тауэре) – в любом случае две линии Тюдоров, потомков сестёр Генриха VIII, Маргариты и Марии, снова объединились бы. А значит, у детей от этого брака права на престол были бы уже куда серьёзнее, чем у их родителей по отдельности...
Арбелла организует целый заговор, правда, «местного масштаба», собираясь тайком покинуть дом и обвенчаться с Эдуардом. Однако известия об этом доходят до королевы, и она отправляет в Хардвик-холл своего посланника, сэра Генри Бронкера. И там, в огромной галерее, увешанной фамильными портретами, он объясняет Арбелле, что «было бы странно, если бы юная девушка не совершила ошибки».
Арбеллу вынуждают написать письмо, в котором она просит у королевы прощения за свое своеволие, однако, судя по нему, на самом деле вовсе не чувствует себя виноватой. Характер гордых Стюартов даёт себя знать...
Попытавшись вырваться на свободу, Арбелле теперь особенно горько оставаться по-прежнему запертой в Хардвик-холле. Королева, конечно, её простила, но была намерена следить за проявившей непокорность Арбеллой ещё более строго.
В конце концов, отношения между Бесс и её внучкой обостряются настолько, что графиня пишет Елизавете о том, что неблагоразумная Арбелла теперь считает её своим едва ли не злейшим врагом, и больше не хочет жить с ней вместе. Арбелла смотрит на бабку как на тюремщицу, а той, в её семьдесят с лишним лет, уже трудно призывать внучку к послушанию...
Проходит несколько месяцев, Арбелла тоже пишет письма, умоляя королеву наконец позволить ей распоряжаться собой, позволить ей общаться с теми, с кем она хочет, навещать друзей... Писем было так много, они были полны таких страстных призывов, таких сложных объяснений, они были таким длинными, что Арбеллу начинают считать едва ли не сумасшедшей. А она уже чувствует себя не просто пленницей, а похороненной заживо!
Но королеве не до неё. И Арбелла совершает ещё одну попытку освободиться...
На этот раз ей помогает дядя, один из сыновей Бесс – Генри Кавендиш. В начале марта 1603 года Арбелла пытается бежать из Хардвик-холла, однако терпит неудачу – слуги преграждают ей дорогу.
Бесс приходит в такую ярость от этой попытки, что вычеркивает обоих, и внучку, и сына, из завещания, а королева приказывает отправить Арбеллу в другое место. Надо полагать, что Бесс вздохнула с облегчением.
А вскоре умирает другая «Бесс», сама королева Елизавета. Королём Англии становится шотландец Яков VI - на трон Англии он взойдёт под именем Якова I.
С царствованием кузена положение Арбеллы не становится яснее. Он, как и Елизавета, не намерен упускать Арбеллу из виду, и уж тем более выдавать её замуж. По крайней мере, пока. Тем более, что не всем по нраву король Яков, а претендентка на корону, в жилах которой течёт кровь и Стюартов, и Тюдоров – вот же она. Буквально сразу же после восшествия Якова на престол, возникают заговоры с целью свергнуть его оттуда и сделать королевой Арбеллу. И это, конечно же, ещё больше осложняет ситуацию.

Портрет Арбеллы кисти Р.Пика, 1605 г.:



Впрочем, Яков относится к кузине весьма добродушно, приглашает ко двору, и сперва кажется, что жизнь ей понемногу, но устраивается. Ведь теперь она свободна от опёки семьи, от давления со стороны суровой Бесс, а жизнь при дворе, хотя и полна хитросплетений, тем не менее не скучна, как в Хардвик-холле – наоборот, она настолько яркая и увлекательная, что Арабелла с головой окунается в неё. Наконец хоть какое-то подобие свободы!
Однако не следуют думать, что балы, пиры и новые наряды – это единственное, что интересует Арбеллу. Отнюдь. Она всю жизнь славилась тягой к знаниям, и тут, в Лондоне, она не оставляет своих интеллектуальных трудов. Достаточно сказать, что ей, «нашей английской Афине», посвящали и латинские эпиграммы, и мадригалы, и переводы Гомера... Кроме того, всю жизнь Арбелла вела обширнейшую переписку....
Увы, в этих письмах нет ни слова о том, где именно и когда она повстречала того, кто станет её супругом. Она всё ещё надеется выйти замуж, и жених должен быть достойным королевской крови, текущей в её жилах, а, значит, выбор не так уж и велик. И вот начинается роман, который приведёт к ещё одному печальному концу, и отсохнет ещё одна ветвь у фамильного древа Тюдоров.
Теперь, в 1610 году, выбор Арбеллы падает на Вильяма, младшего брата Эдуарда Сеймура, за которого она так и не вышла замуж семь лет назад. Но если тогда, в 1603 году, лорд Бичем и его потомки не считались членами королевской семьи, поскольку брак между родителями лорда, Катериной Грей и графом Хертфордом, не был подтверждён, то теперь, почти полвека спустя, священника, который обвенчал их, удалось найти. А, значит, дети от этого брака были законными, и, более того, могли претендовать на корону Англии.
Намеревалась ли Арбелла просто стать женой человека королевской крови, или было в этом романе и браке нечто большее? Умный, образованный, любящий книги молодой Сеймур (почти на тринадцать лет младше самой Арбеллы) вполне мог понравиться ей. А учитывая, какому риску ей приходилось подвергаться ради него и какие письма она ему писала, можно предположить, что, если Арбелла и не любила его с самого начала, то со временем любовь всё-таки возникла... Увы, отвечал ли её Вильям взаимностью, неизвестно – его писем к Арбелле история не сохранила. Что ж, будем надеяться, что он не просто пытался повторить семейную историю.

Портрет работы неизвестного автора, 1605-1610 гг.:



22 июня 1610 Арбелла Стюарт, потомок Маргариты Тюдор, и Вильям Сеймур, потомок Марии Тюдор, вступили в тайный брак. После этого они несколько дней проводят вместе, и, скорее всего, осуществляют свои брачные права – ведь брак, «не доведённый до конца», было гораздо легче аннулировать. А может быть, их действительно тянуло друг к другу, и речь идёт уже не просто о супружеских долгах, а о страсти?..
Однако совместная жизнь заканчивается, едва начавшись. Слухи о состоявшем браке достигают ушей короля, и тот немедленно приказывает начать расследование.
Вильям Сеймур поначалу всё отрицает, но потом вынужден признаться – да, они с Арбеллой поженились. Новобрачных разлучают, причём если Арбеллу пока отправляют жить в лондонском доме одного из придворных, сэра Томаса Пэрри, то несчастный Вильям попадает в Тауэр, и позднее его приговаривают к пожизненному заключению.
Арбелла умоляет короля о прощении, указывая на то, что она надеялась – если вступит в брак с тем, кто равен ей по положению, в этом не будет ничего дурного. Но Яков непреклонен. В этом браке он видит покушение на свою корону и попытку создать новую линию наследования, что, несомненно, вызовет раздор в королевстве. Поэтому Арбеллу он намерен сослать на север страны, а Вильям пусть остаётся в Тауэре.
Раз так, то ничего хорошего в Англии обоих больше не ждёт, и Арбелла с Вильямом решаются на побег...
Возможно, поскольку Сеймура в Тауэре содержали не очень строго, именно поэтому ему и удалось благополучно сбежать. В это же время сбегает и сама Арбелла, переодевшись в мужское платье.
Узнав о случившемся, король всюду рассылает своих порученцев, шлёт письма европейским послам, велит обыскать дома родственников Арбеллы.
Тем временем беглецы планируют встретиться и отплыть вместе во Францию. Увы, они разминулись... Арбелла прибыла на место условленной встречи раньше мужа, и была вынуждена отплыть, не дождавшись его – он только приближался к городу, а она уже была в открытом море.
Вильям тоже не мог задерживаться на месте, садится на следующий же отплывающий корабль и плывёт во Фландрию. Когда английским джентльмен сошёл на берег, то, естественно, его тут же попросили назваться. «Вильям Си», – ответил он (ведь «sea» по-английски означает «море»). Море их и разлучило. Вильям не знал, что не успел корабль Арбеллы причалить в Кале, как её тут же схватили и отправили обратно в Англию...
Арбелла Стюарт будет находиться в Тауэре до конца своих дней – впрочем, пока ещё никто не подозревает, что жить ей осталось не так уж и долго, всего пять лет.



Первое время заключение скрашивала мысль, что Вильям всё-таки на свободе... Но круг замкнулся – здесь, в Тауэре, была заключена его бабка, Катерина Грей, здесь она родила своих сыновей... Не одно поколение мужчин-Сеймуров и их супруг видели эти стены. Обе бабки Арбеллы, и леди Леннокс, и Бесс Хардвикская, тоже побывали здесь. А вот теперь настала очередь самой Арбеллы...
И хотя её, как особу королевской крови, не держали в унылых застенках, но, тем не менее, она снова оказалась запертой в четырёх стенах, и, что хуже всего, лишенной возможности общения. У её родственников и без того полно хлопот, так что Арбелла чувствует себя одинокой, как никогда.
Через год умирает её свекор, лорд Бичем, умирает Генрих-Фредерик, старший сын короля Якова – и эти смерти ещё больше приближают опальную пару к трону, что, естественно, вовсе не могло побудить короля смягчиться по отношению к узнице.
Когда в ещё через год старшая дочь Якова, принцесса Елизавета, будет выходить замуж, Арбелла понадеется, что в честь такого важного события её выпустят. Бедняжка даже заказала несколько роскошных платьев. Но наблюдать за праздником ей пришлось из окна Тауэра...
Запертая там, чувствующая себя с каждым днём всё хуже и хуже (есть версия, что Арбелла страдала от порфирии), разлученная с супругом, который почти без денег вынужден скитаться по Европе, попытавшаяся сбежать и потерпевшая поражение, Арбелла всё ещё мечтает о свободе и о воссоединении с Вильямом. Но надежда всё призрачнее с каждым днём.
Осенью 1614 года она слегла, и, хотя доктора постоянно навещают её, это не помогает. Арбелла не хочет выздоравливать, отказывается принимать пищу... Через год её не станет.



Королева Анна, супруга Якова, будет настаивать, чтобы двор облачился в траур по Арбелле, но король откажет ей. Впрочем, когда несколько лет спустя скончается сама Анна, супруг не явится на похороны...
Вильям Сеймур вернётся в Англию, и потом женится во второй раз. Он переживёт свою первую супругу более, чем на треть века, и судьба его сложится вполне неплохо.
А сама Арбелла... Что ж, она станет символом стремления к свободе, о ней будут думать, как о романтической героине (Шекспир в своей пьесе «Цимбелин» отразит некоторые моменты её биографии). Будут говорить, что, взойди она на престол, история Англии семнадцатого века была бы куда менее кровавой...
А сама она писала, что только смерть может сделать её свободной и навеки счастливой. Так и произошло.

Медаль, выпущенная в честь Арбеллы в 1850 г.:

Tags: dynasty - stuarts, живопись II, история с иллюстрациями
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments